Теория «трёх штилей» Ломоносова

3-min

Учение Ломоносова о трёх стилях оказало большое влияние на историю русской литературы и русского языка.

Был ли Ломоносов первооткрывателем в этом вопросе? Нет. Вопрос обсуждали и до Ломоносова – Максим Грек, Никон, протопоп Аввакум и другие, но именно Ломоносов довёл решение этой проблемы до логического конца. 

Как было до Ломоносова?

До Ломоносова русский литературный язык фактически не существовал. Ни лексика, ни грамматика не были упорядочены. Употреблялись исконно русские слова, церковнославянизмы (многие из которых уже давно устарели), иностранные слова, которые буквально потоком хлынули в страну в результате реформ Петра I. Это всё лексика. Синтаксис был таким же тяжеловесным и не приведённым в систему.
Развивались наука и культура, а язык за этим развитием не поспевал. Назрела необходимость его преобразования.

myl

Л. Миропольский. Портрет М.В. Ломоносова (1787)

Что предложил Ломоносов?

Ломоносов считал, что в языке следует установить три стиля, которые будут различаться «по пристойности материй» («материя» – тема, предмет изложения, жанр, стиль). «Высокая материя» требует высокого стиля, «низкая материя» требует низкого стиля.
Таким образом, героические поэмы, оды, «прозаичные речи о важных материях», трагедии должны быть написаны высоким стилем.
«Театральные сочинения, стихотворные дружеские письма, сатиры, элегии, эклоги, прозаические «описания дел достопамятных и учений благородных» пишутся средним стилем.
Комедии, увеселительные эпиграммы, песни, «в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел», басни пишутся низким стилем.

hello html 5ffd14f9
При этом главной частью русского литературного языка должна стать письменная и разговорная речь широких слоёв народа. Поэтому ее нужно освободить от старославянизмов, с одной стороны, а с другой – от «диких и странных слов и нелепостей, входящие к нам из чужих языков».
Таким образом, Ломоносов разделил все слова русского языка на три разряда. К первому разряду относятся слова, одинаково употребляемые в славянском и в разговорном русском языке (Бог, слава, рука, ныне, почитаю). Ко второму разряду относятся чисто славянские слова, которые понятны всякому грамотному человеку (отверзаю, насажденный, взываю). К третьему разряду относятся слова чисто русские, которых в церковно-славянском языке вообще нет (говорю, ручей, который, пока, лишь).
Согласно этому делению слов на три разряда, Ломоносов и развивает свою «теорию трех штилей» – высокого, среднего и низкого.

«Российская грамматика» М.В. Ломоносова

6473494-doc1-680d5569-ff08-4867-b475-8380a9f8604c

Свою теорию Ломоносов подтвердил собственным творчеством. По словам А.С. Пушкина, слог Ломоносова, «ровный, цветущий и живописный, заемлеет главное достоинство от глубокого знания книжного славянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным».

Ломоносов считал, что «Повелитель многих языков, язык российский ... велик перед всеми в Европе».
Широко известны его замечательно правдивые слова о русском языке: «Карл Пятый, римский император, говаривал, что испанским языком с Богом, французским – с друзьями, немецким – с неприятелями, италианским – с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашёл бы в нём великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка». На такую высоту русский язык ещё никто не возносил.
Он первым составил «Российскую грамматику», в которой определил нормы русского языка и разработал понятия о частях речи, правописании и произношении слов. Орфоэпическую основу «Российской грамматики» составило «московское наречие»: «Московское наречие не только для важности столичного города, но и для своей отменной красоты прочим справедливо предпочитается». Он же ввёл понятие художественно-выразительных средств языка.
Но Ломоносов прекрасно понимал, что живой язык – явление изменчивое, никак не постоянное. Он и свою работу рассматривал как опыт. В предисловии он говорил, что «ни на едином языке совершенной грамматики никто не сделал»; свою «Грамматику» он также считал неполной и несовершенной, но все-таки считал необходимым сделать первый шаг в этом направлении, «что будет другими после него легче делать».
«Российская грамматика» М.В. Ломоносова была самым популярным в XVIII в. учебным пособием. Несколько поколений русских людей учились по ней. В предисловии к книге «Рассуждение о пользе книг церковных в российском языке» он и поместил свою теорию «трёх штилей».

Значение теории Ломоносова о «трех штилях»

800px-1000 Lomonosov

М.В. Ломоносов на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде. Скульпторы М.О. Микешин, И.Н. Шредер, архитектор В.А. Гартман
Таким образом, Ломоносов утвердил русскую основу русского литературного языка.
Он ограничил употребление церковнославянизмов.
Теоретически обосновал употребление в литературном языке просторечий.
Начал борьбу со злоупотреблением иноязычными словами.
Фактически Ломоносов предвидел пути будущего развития стилистической системы русского литературного языка.
Известно, что эта теория Ломоносова вызвала в его время широкую полемику.
«Теория трех штилей» Ломоносова была свойственна духу классицизма. В классицизме, как известно, художественное произведение должно строиться на основании строгих канонов, опираясь на античное искусство как на образец. Каноны на начальной стадии нужны как ориентир, но далее они часто становятся стеснительными рамками для творчества.
Исполнив свою миссию, классицизм уступает место сентиментализму: на смену абсолютизации разума приходит культ нежных чувств.

mgu

Памятник М.В. Ломоносову перед зданием факультета журналистики МГУ. Скульптор И. Козловский, архитектор Г. Лебедев (1957)