Нравственные проблемы в повести В. Распутина «Живи и помни»

  • Печать

Писатель Валентин Распутин

Впервые повесть В. Распутина «Живи и помни» была опубликована в 1974 г. в журнале «Наш современник», а в 1977 г. была удостоена Государственной премии СССР.

Повесть переведена на ряд иностранных языков: болгарский, немецкий, венгерский, польский, финский, чешский, испанский, норвежский, английский, китайский и др. 

Краткое содержание повести

В глухой сибирской деревне Атамановке, на берегу Ангары, живёт семья Гуськовых: отец, мать, их сын Андрей и его жена Настёна. Уже четыре года Андрей и Настёна вместе, но детей у них нет. Началась война. Андрей с другими парнями из деревни уходит на фронт. Летом 1944 г. он получает тяжёлое ранение, и его направляют в госпиталь в Новосибирск. Андрей надеется, что его комиссуют или хотя бы дадут отпуск на несколько дней, но его снова отправляют на фронт. Он потрясён и разочарован. В таком подавленном состоянии он принимает решение хотя бы на один день заехать домой, повидаться с родными. Прямо из госпиталя он едет в Иркутск, но вскоре понимает, что не успевает вернуться в часть, т.е. фактически является дезертиром. Он пробирается тайком в родные места, но в военкомате уже осведомлены о его отсутствии и ищут его в Атамановке.

В Атамановке

И вот Андрей в родном селе. Он тайно подходит к родному дому и крадёт в бане топор и лыжи. Настёна догадывается, кто может быть вором, и принимает решение убедиться в этом: ночью встречает Андрея в бане. Он просит её никому не рассказывать о том, что она его видела: понимая, что жизнь его зашла в тупик, выхода из него он не видит. Настёна навещает мужа, который нашёл прибежище в отдалённой зимовке посреди тайги, и приносит ему продукты и необходимые вещи. Вскоре Настёна понимает, что беременна. Андрей рад, но они оба понимают, что придётся выдать ребёнка за незаконнорождённого.

Нравственные проблемы в повести В. Распутина «Живи и помни»

Кадр из кинофильма «Живи и помни»
Весной отец Гуськова обнаруживает пропажу ружья. Настёна пытается убедить его, что обменяла ружьё на трофейные немецкие часы (которые ей в действительности дал Андрей), чтобы продать их и сдать деньги по государственному займу. С таянием снега Андрей перебирается на более дальнее зимовье.

Конец войны

Настёна продолжает посещать Андрея, тот лучше хочет покончить с собой, чем показываться людям. Свекровь замечает, что Настёна беременна, и выгоняет её из дому. Настёна уходит жить к подруге Надьке – вдове с тремя детьми. Свёкор догадывается, что отцом ребёнка может быть Андрей и просит Настёну признаться. Настёна не нарушает данное мужу слово, но ей тяжело скрывать ото всех правду, она устала от постоянного внутреннего напряжения, к тому же в деревне начинают подозревать, что Андрей может скрываться где-то поблизости. За Настёной начинают следить. Она хочет предупредить Андрея. Настёна плывёт к нему, но видит, что за ней плывут односельчане, и бросается в Ангару.

Кто главный герой повести: дезертир Андрей или Настёна?

Давайте послушаем, что говорит сам автор.
«Я писал не только и меньше всего о дезертире, о котором не унимаясь талдычат почему-то все, а о женщине... Писателю не нужно, чтобы хвалили, а нужно, чтобы понимали».
Вот с этих авторских позиций мы и будем рассматривать повесть. Хотя, конечно, образ Андрея довольно интересен в том плане, что писатель совершает глубокий анализ состояния человеческой души в кризисный момент её существования. В повести судьбы героев переплетены с судьбой народа в тяжелейший момент его истории.
Итак, это повесть о русской женщине, «великой в своих подвигах и в своих несчастьях, хранящей корень жизни» (А. Овчаренко).

Образ Настёны Кадр из кинофильма

«В морозы в бане Гуськовых, стоящей на нижнем огороде у Ангары, поближе к воде, случилась пропажа: исчез хороший, старой работы, плотницкий топор Михеича... Кто-то, хозяйничавший здесь, прихватил заодно с полки добрую половину листового табаку-самосаду и позарился в предбаннике на старые охотничьи лыжи».
Топор-то спрятан был под половицей, – значит, взять его мог только тот, кто об этом знал, только свой. Именно об этом сразу же догадалась Настёна. Но эта догадка была для неё слишком страшной. В душе Настёны поселяется что-то тяжёлое и страшное.
И вот среди ночи «дверь вдруг открылась, и что-то, задевая ее, шебурша, полезло в баню». Это муж Настены, Андрей Гуськов.
Первые слова, обращённые к жене, были такими:
- Молчи Настена. Это я. Молчи.
Больше ничего не мог сказать он Настёне. И она молчала.
Далее писатель «показывает, как, нарушив долг, человек тем самым ставит себя, пытаясь спасти жизнь, вне жизни... Даже самые близкие люди, его жена, отличающаяся редкой человечностью, не может спасти его, ибо он обречен своим предательством» (Е. Осетров).

Редкая человечность Настёны

В чём трагедия Настёны? В том, что она попала в ситуацию, которую разрешить не могла даже сила её любви, потому что любовь и предательство – две вещи несовместные.
Но и здесь вопрос: любила ли она своего мужа?
Что говорит автор о её жизни до встречи с Андреем Гуськовым?
Настёна стала полной сиротой в 16 лет. Вместе с маленькой сестрой она нищенствовала, а потом работала на тёткину семью ради куска хлеба. И вот именно в этот момент Андрей предложил ей выйти за него замуж. «Настена кинулась в замужество, как в воду, - без лишних раздумий: все равно придется выходить...» И хотя в доме мужа ей пришлось работать не меньше, всё-таки это уже был и её дом.
К мужу она испытывала чувство благодарности за то, что взял в жены, ввел в дом и поначалу даже не давал в обиду.
Но потом возникло чувство вины: у них не было детей. К тому же Андрей начал поднимать на неё руку.
Но всё равно она любила мужа по-своему, и главное – понимала семейную жизнь как верность друг другу. Поэтому, когда Гуськов избрал для себя этот путь, она без колебаний приняла его, как и свой путь, свою крестную муку.
И вот здесь ярко проявляется разница между двумя этими людьми: он думал только о себе, охваченный жаждой выжить во что бы то ни стало, а она думала в большей степени о нём и о том, как лучше ему помочь. Ей абсолютно не свойствен был тот эгоизм, которым наполнен был Андрей.
Уже в первую встречу он говорит Настёне слова, которые, мягко говоря, не соответствуют их прежним отношениям: «Ни одна собака не должна знать, что я здесь. Скажешь кому – убью. Убью – мне терять нечего. Так и запомни. Откуда хошь достану. У меня теперь рука на это твердая, не сорвется». Настёна нужна ему лишь как добытчик: принести ружьё, спички, соль.
При этом Настёна находит в себе силы на понимание человека, попавшего в чрезвычайно трудную ситуацию, пусть даже и созданную им самим. Нет, ни Настёна, ни читатели не оправдывают Гуськова, речь всего лишь о понимании человеческой трагедии, трагедии предательства.
Сначала Андрей и не помышлял о дезертирстве, но мысль о собственном спасении всё больше переходила в страх за свою жизнь. Он не хотел вновь возвращаться на фронт, надеясь, что войне скоро конец: «Как же обратно, снова под нули, под смерть, когда рядом, в своей уже старине, в Сибири?! Разве это правильно, справедливо? Ему бы только один-единственный денек побывать дома, унять душу – тогда он опять готов на что угодно».
В. Распутин в одной из бесед, посвященных этой повести, сказал: «Человек, хотя бы раз ступивший на дорожку предательства, проходит по ней до конца». Гуськов на эту дорожку ступил ещё до самого факта дезертирства, т.е. внутренне он уже допускал возможность побега, направившись в обратную от фронта сторону. Больше он думает о том, что ему грозит за это, чем о недопустимости этого шага вообще. Гуськов решил, что можно прожить по другим законам, чем весь народ. И это противопоставление обрекло его не просто на одиночество среди людей, но и на ответное отторжение. Гуськов предпочел жить в страхе, хотя прекрасно понимал, что жизнь его в тупике. И ещё он понимал: только Настёна его поймёт и никогда не предаст. Она примет на себя его вину.
Её благородство, открытость миру и добру – признак высокой нравственной культуры человека. Хотя она очень чувствует душевный разлад, потому что она права перед собою – но не права перед людьми; не предаёт Андрея – но предает тех, кого и он предал; честна перед мужем – но грешна в глазах свекра, свекрови и всей деревни. Она сохранила в себе нравственный идеал и не отвергает падших, она способна протянуть им руку. Она просто не может себе позволить быть невиновной, когда ее муж страдает от содеянного им. Эта добровольно принимаемая ею на себя вина – проявление и доказательство высшей нравственной чистоты героини. Казалось бы, она до последних дней жизни должна возненавидеть Андрея, из-за которого вынуждена лгать, изворачиваться, воровать, скрывать свои чувства... Но она не только не проклинает его, но и подставляет усталое свое плечо.
Однако эта душевная тяжесть изматывает её.

Кадр из кинофильма

Кадр из кинофильма «Живи и помни»
... Не умея плавать, она рискует собой и будущим ребенком, но еще раз перебирается через реку, чтобы убедить Гуськова сдаться. Но это уже бесполезно: она остается одна с двойной виною. «Усталость перешла в желанное, мстительное отчаяние. Ничего ей больше не хотелось, ни на что не надеялось, в душе засела пустая, противная тяжесть».
Увидев за собою погоню, она снова ощущает прилив стыда: «Всякий ли понимает, как стыдно жить, когда другой на твоем месте сумел бы прожить лучше? Как можно смотреть после этого людям в глаза...». Настёна гибнет, бросившись в Ангару. «И не осталось на том месте даже выбоинки, о которую бы спотыкалось течение».

А что же Андрей?

Мы видим постепенное падение Гуськова, падение до звериного уровня, до биологического существования: убийство косули, теленка, «разговоры» с волком и т. д. Настёна всего этого не знает. Возможно, зная это, она и приняла бы решение уехать из деревни навсегда, но она жалеет мужа. А он думает только о себе. Настёна пытается повернуть его мысли в другую сторону, к ней, и говорит ему: «Как же со мной-то быть? Я же середь людей живу – или ты забыл? Что я им, интересно, скажу? Что я скажу твоей матери, твоему отцу?» И в ответ слышит то, что и должен был сказать Гуськов: «Плевать нам на всё». Он не думает о том, что отец обязательно спросит у Настены, где ружье, а мать заметит беременность – надо будет как-то объяснять.
Но его это не волнует, хотя и его нервы на пределе: он злится на весь мир – на зимовье, что поставлено на долгую жизнь; на воробьёв, что громко чирикают; даже на Настену, что не помнит причиненного ей зла.
Нравственные категории постепенно становятся для Гуськова условностями, которым надо следовать, живя среди людей. Но он же остался наедине с собой, поэтому для него остаются только биологические потребности.

Достоин ли Гуськов понимания и жалости?

На это вопрос также отвечает автор, Валентин Распутин: «Для писателя нет и не может быть человека конченого... Не забывай судить, а потом оправдывать: то есть старайся понять, постичь душу человеческую».
Этот Гуськов уже не вызывает положительных чувств. Но ведь он был и другим. И таким он стал не сразу, сначала его мучила совесть: «Господи, что я наделал?! Что я наделал, Настена?!. Не ходи больше ко мне, не ходи – слышишь? И я уйду. Так нельзя. Хватит. Хватит самому мучиться и тебя мучить. Не могу».
Образ Гуськова наталкивает на вывод: «Живи и помни, человек, в беде, в кручине, в самые тяжкие дни и испытания: место твое – с твоим народом; всякое отступничество, вызванное слабостью ль твоей, неразуменьем ли, оборачивается еще большим горем для твоей Родины и народа, а стало быть, и для тебя» (В. Астафьев).
Гуськов за свой поступок заплатил высшей платой: никогда и ни в ком он уже не продолжится; никогда и никто не будет понимать его так, как Настена. И уже неважно, как он будет жить дальше: дни его сочтены.
Умереть должен Гуськов, а гибнет Настена. Это значит, что дезертир умирает дважды, и теперь уже навсегда.
Валентин Распутин говорит, что он рассчитывал оставить Настену в живых и не думал о таком финале, который есть сейчас в повести. «Я надеялся, что как раз у меня покончит с собой Андрей Гуськов, муж Настены. Но чем дальше продолжалось действие, чем больше жила у меня Настена, чем больше страдала от того положения, в какое попала, тем больше я чувствовал, что она выходит из того плана, который я для нее составил заранее, что она не подчиняется уже автору, что она начинает жить самостоятельной жизнью».
Действительно, её жизнь уже вышла за границы повести.

В 2008 г. был снят фильм по повести В. Распутина «Живи и помни». Режиссёр А. Прошкин. В роли Настёны – Дарья Мороз. В роли Андрея – Михаил Евланов.
Съёмки происходили в Краснобаковском районе Нижегородской области, среди старообрядческих деревень, на базе которых и был создан образ деревни Атамановки из книги Валентина Распутина. В массовках участвовали жители окрестных деревень, они же приносили в качестве реквизита сохранившиеся вещи военной поры.