Поэты французского Возрождения

Поэты французского Возрождения

Наиболее ярко французская поэзия этого периода представлена поэтической школой «Плеяда», окончательно сформировавшейся к концу 1540-х годов.

Эта школа выросла из кружка молодых поэтов-гуманистов, объединившихся для изучения античной литературы.
«Плеядой» называется созвездие из семи звезд, ярко сияющих на ночном небосводе. В древнегреческой мифологии так называлась группа из семи нимф сестёр (Алкиона, Келено, Майя, Меропа, Астеропа, Тайгета и Электра). Они были дочерями титана Атланта и его супруги океаниды Плейоны. У римлян они назывались Вергилии.
Группа из семи французских поэтов взяла себе это название. Во главе ее стоял Пьер Ронсар, который известен своими стихами о любви и радостях жизни: 

Когда сложить я должен славословье,
Превознести сиятельных владык,
Не хочет повернуться мой язык.
Но о любви я говорю с любовью
И для любви всегда найду слова.

(Перевод И. Эренбурга)

Кроме Ронсара в состав «Плеяды» входили Ж. дю Белле (1522-1560), Ж. Дора (1508-1588), Э. Жодель (1532-1573), Р. Белло (1528-1577), Ж. А. де Баиф (1532-1589), П. де Тийар (1521-1605). С деятельностью «Плеяды» связана реформа поэзии и драмы в середине XVI в.
Создатели «Плеяды» преследовали 3 главных цели: возвысить литературу, подражая древним, усилив в ней значение идеального, направленного на прославление всего прекрасного, что заложено в человеческой натуре; сделать поэзию интеллектуальной;  добиваться максимального эстетического совершенства, создавая произведения одухотворенные, гармоничные, насыщенные выразительности образами. В творчестве Ронсара эти задачи были полностью решены.

Пьер де Ронса́р (1524-1585)

Поэты французского Возрождения

Пьер де Ронсар. Портрет работы неизвестного художника (ок.1620). Музей изобразительных искусств (Блуа, Франция)
Ронсар родился в знатной семье. Получил гуманистическое образование в Париже; изучал философию и древние языки.
Основные произведения Ронсара: «Оды» (1550, этим произведением он заявил о себе как о крупном поэте), «Любовные стихи» в стиле Петрарки и «Оды» (1552), «Гимны» (1555-1556, в которых рассуждал об основных вопросах человеческого бытия), «Эклоги» и «Любовь к Марии» (1560), религиозно-политические стихи «Рассуждение о бедствиях нашего времени» (1562), теоретический труд «Краткое изложение поэтического искусства» (1565), незавершённая героико-эпическая поэма «Франсиада» (1572). Творчество Ронсара оказало сильное влияние на дальнейшее развитие французской и почти всей европейской поэзии.

А что такое смерть? Такое ль это зло,
Как всем нам кажется? Быть может, умирая,
В последний, горький час, дошедшему до края,
Как в первый час пути – совсем не тяжело?

Но ты пойми – не быть! Утратить свет, тепло,
Когда порвётся нить и бледность гробовая
По членам побежит, все чувства обрывая, –
Когда желания уйдут, как всё ушло.

И ни питий, ни яств! Ну да, и что ж такого?
Лишь тело просит есть, еда – его основа,
Она ему нужна для поддержанья сил.

А дух не ест, не пьёт. Но смех, любовь и ласки?
Венеры сладкий зов? Не трать слова и краски,
На что любовь тому, кто умер и остыл?

(Перевод В. Левика)

В стихах Ронсара изображён человек со своим особым характером, с глубокими переживаниями, желанием счастья, тягой к юмору... В то же время его огорчает несовершенство человека.

Так мало жизни в нас, любезный мой Белло,   
Мы служим зависти, а это ли не зло?
Мы служим милостям – с рожденья до кончины
Наш разум суетный терзая без причины.
Найдётся ли ещё на свете существо,
Что ищет гибели для рода своего?
И только человек при случае удобном
Охотно нанесёт удар себе подобным.
Взгляни на грузного, усердного вола, –
Его на пользу нам Природа создала.
На нём из года в год мы бороним и пашем:
О пропитании заботится он нашем.
Лишённый разума, приученный к ярму,
Он не желает зла собрату своему
И поздно вечером, под тёплой крышей хлева,
Лежит, не ведая ни ярости, ни гнева,
И мирно спит, забыв и плуг, и борозду,
Пока заря его не призовёт к труду.

Один лишь человек счастливым быть не может:
Нас вечно что-нибудь снедает, мучит, гложет,
И если кто чихнул, мы в гневе, мы кипим,
Полночи иногда от страха мы не спим,
Услышав под окном крикливого буяна,
Какой-то злобный червь нас точит постоянно, –
Перед вельможами лакействуем, дрожим,
Нам мало бед своих – мы тянемся к чужим:
К злопамятству и лжи, порокам вездесущим,
Но человеческой природе неприсущим,
Тщеславье губит нас, любовь притворство, лесть,
Несчастья худшие из всех, какие есть, –
Скажи, до коих пор присваивать мы будем
Грехи и слабости, несвойственные людям!

(Перевод В. Левика)

Писал Ронсар и о природе, причём иногда взаимоотношения человека с природой изображал в трагическом ключе. Например, элегия «Против лесорубов Гастинского леса» написана им в связи с вырубкой леса – воплощением не тронутой цивилизацией природы, которая для ренессансного поэта была всегда символом человеческой свободы. Звон топоров, рубящих Гастинский лес, возвещает для него приближение конца эпохи Ренессанса. Но при этом он понимает, что утраты и страдания в своей совокупности и составляют историю человечества.

О прав, стократно прав философ и поэт,
Что к смерти иль концу все сущее стремится,
Чтоб форму утерять иль в новой возродиться.
....................
Бессмертно вещество, одни лишь формы тленны...
(Перевод В. Левика)

Ронсар был великим поэтом любви.

Я так спешил к тебе (отчаянье берёт!)Поэты французского Возрождения
А ты и поцелуй едва мне подарила,
Невкусный поцелуй, холодный как могила, –
Диана Феба так целует дважды в год.
Невеста – жениха, когда кругом народ,
И внучка – бабушку. Ужель ты разлюбила?
Где влажность томная, где жар, и страсть, и сила,
И нежность губ твоих? Иль горек стал мой рот?
Учись у голубей: они весь день украдкой,
Целуясь, клювом в клюв, воркуют в неге сладкой,
И для забав любви им даже мало дня.
Так я прошу тебя, как это мне ни грустно,
Ты лучше никогда уж не целуй меня,
А хочешь целовать - так уж целуйся вкусно.
(Перевод В. Левика)
Я посылаю вам букет. В букете –
Цветы, чей лучший полдень миновал:
Когда бы я их нынче не сорвал,
Они б увяли завтра на рассвете.
Пускай напомнит вам судьба соцветий,
Что красота – непрочный матерьял,
И как бы ярко день нам ни сиял,
Он минет, как минует всё на свете.
Проходит жизнь, проходит жизнь, мадам,
Увы, не дни проходят – мы проходим –
И нежность обречённую уводим
Навстречу сокрушающим годам.
Все наши ночи – забытья кануны.
Давайте же любить, пока мы юны.

(Перевод Г. Кружкова)

Ронсар многое сделал для обогащения французского языка. Дю Белле высказал эти идеи «Плеяды» в сочинении «Защита и прославление французского языка», где утверждал, что язык французов ни в чем не уступает греческому и римскому, что на этом языке можно и должно создать великую поэзию. «Чего ради мы так восхищаемся другими? – писал дю Белле. – Чего ради так несправедливы по отношению к самим себе? Чего ради просим подаяния у иноземных языков, словно стыдимся своего собственного?»

Жоаше́н дю Белле́ (1522-1560)

Поэты французского Возрождения

Родился в дворянской семье, рано потерял родителей и занимался самообразованием. Слушал лекции в университете Пуатье.
Принадлежал к католическому духовенству. После встречи с Ронсаром отказался от церковной карьеры и всецело занялся поэзией.
Способствовал обогащению французского литературного языка и созданию новых жанров: ода, элегия, эпопея. Ему принадлежит также первая по времени французская сатира против придворных поэтов «Придворный поэт».
Долгое время дю Белле подражал Петрарке, но после 1553 г. перешёл к реалистической лирике.

Сонеты дю Белле

(Вольный перевод с французского С.Я. Бронина)

Из сборника «Олива» Поэты французского Возрождения

Жар лихорадки доктора
Снимают влажною припаркой,
А пыл любви, сухой и жаркий,
Смягчит любовная игра.

Но брызнув воду внутрь костра,
Вы лишь взобьете пламень яркий -
Чтоб потушить огонь под варкой,
Туда плесните из ведра.

А есть в любви такая мера?
В любви подобного примера
Не обнаружил я, Мадам.

Чем больше я сбиваю пламя,
Тем больше увлекаюсь Вами
И потушить пожар не дам!
***
Головки золотой убор,
И рук твоих благоуханье,
И голос, нежный, как дыханье,
И легкий мимолетный взор,

И своенравный разговор,
И нерасцветшего созданья
Грядущей жизни ожиданье,
И мысли трепетный узор,

И вздох, лукавый и серьезный,
И смех, живой и грациозный,
Гвоздики губ и мрамор лба –

Все это сети и капканы,
Крючки, оставившие раны,
Оковы и – сама судьба.

Из сборника «Жалобы»

К земле не опускаю глаз,
Не возвожу их к небосводу:
Меня не манит Суть Природы
И не зовет Вселенский Глас.

Не повторяю темных фраз
И не слагаю громкой оды,
Но исхожу из обихода:
Пишу, как есть все, без прикрас,

И каждый день несу в сонеты
Свои дела, мечты, секреты -
Они мои секретари.

Богатством их наряд не пышет
И говорят они, как пишут
Газеты и календари.
***
Влюбленный о любви поет,
Честолюбивый ищет славы,
Придворный щеголь льстит лукаво
И умножает тем доход.

Ученый нам преподает,
Святоша исправляет нравы,
Богач рифмует для забавы,
Гуляка всех за стол зовет.

Придира вас на слове ловит
И тонко в адрес ваш злословит,
Храбрец грозит пером врагу.

Все темы по плечу поэтам.
Лишь я несчастен и об этом
Единственно писать могу.

Дю Белле умер рано, в возрасте 38 лет, но создал стихи, ставшие хрестоматийными во французской поэзии. Сонеты дю Белле считаются образцовыми.