Поэт-сатирик Кантемир

Poet Prince Antiokh Kantemir - копия

Творчество А.Д. Кантемира сыграло значительную роль в развитии русского литературного языка и стихосложения.

Он был наиболее крупным русским поэтом силлабической эпохи (до реформы Тредиаковского-Ломоносова). 

Несколько слов об истоках русской литературы

У русской литературы долгая история, которая насчитывает почти тысячу лет.
Первые собственные литературные произведения на Руси появились в X-XI вв. – это были летописи. Создавались обширные летописные своды, которые охватывали историю не только Руси, но и многих других народов. В составе летописей до нас дошли «Поучение к детям» Владимира Мономаха, «Житие Александра Невского», «Слово о житии и о смерти великого князя Димитрия Донского», «Сказание о Мамаевом побоище», «Хождение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина и многое другое.
Кроме летописей, житий, исторических повестей, «хождений» в чужие земли, до нас дошли различные поучения, послания, в которых затрагивались политические и религиозные темы.
В середине и во второй половине XVII в. возникла обширная народная литература, для которой были характерны связь с фольклором, критика действительности того времени («Повесть о Ерше Ершовиче», «Повесть о Шемякином суде», «Азбука о голом и небогатом человеке», «Калязинская челобитная») и др.
Одним из интереснейших писателей XVII в. был протопоп Аввакум. Он создал первую в русской литературе автобиографию («Житие протопопа Аввакума»).
Но мы будем говорить сейчас в основном о русской поэзии.
В первые десятилетия XVIII в. новая русская литература ещё только формировалась, многие произведения того времени дошли до нас без имени авторов и были рукописными. Литературный язык того времени был тяжеловесным, заполненным церковнославянизмами, стих был не развитым.
Но в 30-50-е годы XVIII в. в русскую литературу пришли писатели А. Д. Кантемир (1708-1744), В. К. Тредиаковский (1703-1769), А. П. Сумароков (1717-1777) и гениальный М.В. Ломоносов, которые, вдохновившись идеями Просвещения, оказали сильной влияние на развитие русской литературы и в частности, поэзии.

Князь Антио́х Дми́триевич Кантеми́р (1708-1744)

kantemir

А.Д. Кантемир родился в Константинополе в семье молдавского господаря (правителя) Дмитрия Константиновича Кантемира.
Получил отличное домашнее образование, затем кратковременно занимался в Славяно-греко-латинской академии и Академии Наук.
В подростковом возрасте остался без отца, а вскоре потерял и мать.
С 1732 г. занимал пост русского посланника (резидента) в Лондоне, затем в Париже, где и скончался в апреле 1744 г.
Погребен в соборе Московского Никольского греческого монастыря, но в настоящее время места его захоронения не существует.

Творчество А.Д. Кантемира

Кантемир в своих обличительных стихотворениях (сатирах) резко высмеивал приверженцев старины, врагов просвещения и науки. Он критически отзывался о невежественном и корыстном духовенстве, боярских детях, которые кичились древностью своего рода, но сами не имели никаких заслуг перед отечеством, высмеивал надменных вельмож, алчных купцов, чиновников-взяточников.
Но сатирический жанр Кантемир освоил чуть позже, а начинал он свою литературную деятельность в середине 1720-х гг. с переводов с французского и любовной лирики.
Первая сатира Кантемира (и первая сатира в русской литературе вообще) «На хулящих учение» («К уму своему») появилась в 1729 г. Она была актуальна: после смерти Петра I в России участились выступления против начатых им преобразований.
Сатира представляет собой несколько монологов людей, обличающих науку.

Уме недозрелый, плод недолгой науки!
Покойся, не понуждай к перу мои руки:
Не писав летящи дни века проводити
Можно, и славу достать, хоть творцом не слыти.
Вот что говорит о науке священник:
‎«Расколы и ереси науки суть дети;
Больше врет, кому далось больше разумети;
Приходит в безбожие, кто над книгой тает...»

То есть, невежды считают, что те, кто много читает, впоследствии не признают Бога. По мнению Кантемира, это ложное представление, т.к. читающий человек, наоборот, больше узнаёт о Творце из книг. Невежество же отдаляет людей от истинного Бога.

Силван другую вину наукам находит.
«Учение, – говорит, – нам голод наводит;
Живали мы преж сего, не зная латыне,
Гораздо обильнее, чем мы живем ныне;
Гораздо в невежестве больше хлеба жали;
Переняв чужой язык, свой хлеб потеряли.

Под именем Силвана Кантемир показывает старинного скупого дворянина, который заботится только о своём поместье и осуждает то, что к увеличению его доходов не служит.
Заканчивает эту сатиру Кантемир следующими словами:

‎Таковы слыша слова и примеры видя,
Молчи, уме, не скучай, в незнатности сидя.
Бесстрашно того житье, хоть и тяжко мнится,
Кто в тихом своем углу молчалив таится;
Коли что дала ти знать мудрость всеблагая,
Весели тайно себя, в себе рассуждая
Пользу наук; не ищи, изъясняя тую,
Вместо похвал, что ты ждешь, достать хулу злую.

Всего Кантемир написал 9 сатир, все они созданы в традиции просвещения, т.е. содержат поучения, обличение пороков. Литература классицизма вообще считает, что человек должен быть прежде всего гражданином, а писатель, поэт должен выполнять свой гражданский долг именно таким способом: поучением «что такое хорошо и что такое плохо».
Первое издание его сатир, переведённых на французский язык, вышло в 1749 г. в Лондоне. В России его сатиры впервые были изданы только в 1762 г., то есть через 18 лет после смерти автора.
Кроме сатир, Кантемир переложил несколько псалмов, писал басни, прибегая к «эзоповскому языку». Об этом он сказал в эпиграмме «На Эзопа»:

Хотя телом непригож, да ловок умишком,
Что с лица недостает, то внутре залишком.
Горбат, брюхат, шепетлив, ножечки как крюки, –
Гнусно на меня смотреть, а слушать – нет скуки;
Сам я, весь будучи крив, правду похваляю;
Не прям будучи, прямо все говорить знаю;
И хоть тело справить мне было невозможно,
Много душ исправил я, уча правду ложно.
1730-1731

А вот одна из басен Кантемира.

А.Д. Кантемир «Огонь и восковой болван»
Басня

Искусный в деле своём восколей, прилежно
Трудился, излил болван, все выразив нежно
В нём уды, части, власы, так что живо тело
Болванчика того быть всяк бы сказал смело.
Окончав всё, неумно забыл отдалити
Болван от огня, где воск случилось топити.
Осягл жар пламени воск, расползлося тело
Болванчика; пропал труд, пропало всё дело.

Кто, дело своё вершив, утвердить желает
В долги веки, должен всё, что тому мешает,
Отдалять и, что вредит, искоренять скоро;
Без того дело его не может быть споро.
1731

В следующей басне Кантемир осуждает тех, кто даёт советы другим, но эти советы злы и направлены на разобщение людей. Змея сначала расхваливает пчелиную матку за её силу, красу, но потом лживо жалеет за то, что она, не имея жала, не может сама себя защитить.
Но пчелиная матка была мудра и ответила змее, что в случае необходимости от внешних врагов её защитят дети, а внутренних врагов у неё нет.

Poet Prince Antiokh Kantemir

А.Д. Кантемир

А.Д. Кантемир «Пчельная матка и змея»
Басня

Змея, к пчельной на цветке подкравшися матке
И подражая льстецов прегнусной повадке,
Скучными стала взносить ее похвалами,
Славя в ней силу, красу над всеми пчелами,
Добрый чин, в ком подданный народ держать знает,
И пользу, что от трудов ея получает
Все племя пчел и весь свет. Потом же, склоняя
К цели своей хитру речь: «Заслуга такая
В веки б, де, могла твою утвердить державу,
Если б было чем тебе щитить свою славу
И власть против всякого, кто вред твой желает;
Но беззлобие твое злобных ободряет
Сердца, видя, что тебе бог, дав пчел корону,
Собственну против врагов не дал оборону.
Все скоты могут вредить и отмщать досады –
Ты безопасность свою от их ждешь пощады,
Взыди в небо к Йовишу испросить ти жала,
Никому так, как царю, лютость не пристала».
Простерши крыла, пчела от зверя лукавна
Отлетела, сказав: «Речь мне твоя не нравна.
От внешних врагов щитят меня мои дети;
Внутренних – любовь к моим не даст мне имети.
Изрядно ж бог в образ мя царям хотел дати,
Чтоб, будучи добрыми, как злым быть, не знати».

Злы советы травящим под небом народы
Бегать должно и добрым – не злым быть с природы.

Примечание: Йовиш – Юпитер

Всего Кантемир написал 6 басен. Кроме приведённых двух, он является автором следующих басен: «Верблюд и лисица», «Ястреб, павлин и сова», «Городская и полевая мышь», «Чиж и снегирь».
Им создано 15 эпиграмм, среди которых 3 – на самого себя:

Эпиграмма 1

Что дал Гораций, занял у француза.
О, коль собою бедна моя муза!
Да верна; ума хоть пределы узки,
Что взял по-галльски – заплатил по-русски.

Эпиграмма 2

Кто я таков – не скажу, а вот мне примета:
Не русак, дик именем, млады мои лета.

Эпиграмма 3

Аще и росски пишу, не росска есмь рода;
Не из подлых родиться дала мне природа.
Трудов, бед житье мое исполнено было,
Ища лучшего, добро, бывше в руках, сплыло.
Отца, матерь погребох в отрочески лета,
Хоть могу быть не отец, житель бедный света.

А.Д. Кантемир. Эпиграмма «На самолюбца»

Наставляет всех Клеандр и всех нравы судит:
Тот спесив, тот в суетах мысли свои нудит;
Другой в законе не тверд, и соблазны вводит,
И науки новостью в старый ад нисходит, —
Наведи и на себя, Клеандр, зорки очи,
Не без порока и ты; скажу, нет уж мочи:
Самолюбец ты, Клеандр; все, кроме тя, знают:
Слепец как ведет слепца, в яму упадают.
1730-1731

Кантемир много переводил: Анакреонта, Горация, Буало, Вольтера.

А.Д. Кантемир «О двух любвях» (из Вольтера)
(К госпоже де***)

Есть дитя, которого с страхом всяк ласкает,
Сладостным злобу свою смешком прикрывает.
Всюду отбегает, то пред собою водит
Смехи и Веселие; но часто тащится
Лютая печаль за ним. В сердца наши входит
Гибко, покорно; когда там уже вселится –
Дерзко, гордо властвует; когда отлетает –
Того же гнушаяся сердца, презирает.
Есть и другая любовь, дочерь неоспорна
Чистого Почтения, в печалях покорна
И в желаниях своих непоколебима;
Добродетель силы ей придает любима,
И Чистосердечие ее ободряет;
Суровости одолеть знает терпеливно
И в утехах сладостных растет она дивно.
Сея любви хоть свеча не столько обильна
Блистанием, но весьма приятнее пламя.
Сея богини готов следовать я знамя.
Она мною властвовать самовластно сильна,
И подвластным ей мое сердце склонно быти,
Но для тебя лишь одной хочу ей служити.

Кантемир использовал силлабический стих, участвовал в дискуссиях о методах стихосложения, защищая силлабическое стихосложение.
В оборот русской речи Кантемир ввёл слова депутат, наблюдение, вещество (материя), средоточие и некоторые другие.