Русский поэт-самоучка Иван Суриков

d159a5fa-d4b1-41a1-8091-7ab4a15d356d

Задушевную песню «Рябина» часто исполняют в семейном кругу и не задумываются о том, что это не народные слова, у песни есть автор – Иван Суриков.

И. Суриков «Рябина» («Что шумишь, качаясь...») 

– Что шумишь, качаясь, tekst-pesni-tonkaya-ryabina
Тонкая рябина,
Низко наклоняясь
Головою к тыну?

– С ветром речь веду я
О своей невзгоде,
Что одна расту я
В этом огороде.

Грустно, сиротинка,
Я стою, качаюсь,
Что к земле былинка,
К тыну нагибаюсь.

Там, за тыном, в поле, 
Над рекой глубокой,
На просторе, в воле,
Дуб растёт высокий.

Как бы я желала
К дубу перебраться;
Я б тогда не стала
Гнуться да качаться.

Близко бы ветвями
Я к нему прижалась
И с его листами
День и ночь шепталась.

Нет, нельзя рябинке
К дубу перебраться!
Знать, мне, сиротинке,
Век одной качаться.
1864

Иван Захарович Суриков (1841-1880) родился в деревне Новосёлово Угличского уезда Ярославской губернии. Его отец был крепостным графа Шереметева, жил в Москве на оброке, где у него была небольшая лавочка.
В возрасте 8 лет мальчика привезли в Москву, и он стал помогать отцу в торговле, одновременно учился грамоте. Стихи Пушкина, прочитанные им, стали толчком к творчеству, хотя родственники и знакомые не одобряли это увлечение подростка и даже глумились над ним.

Ivan surikov

Иван Суриков

Поэт А. Плещеев, познакомившись в 1862 г. с поэтическими опытами И. Сурикова, горячо поддержал его и помог с публикацией. Плещеев увидел в стихах молодого поэта «черты самобытности, а главное задушевность и глубокое чувство». В 1871 г. Суриков уже издал первый сборник своих стихотворений.

И. Суриков «Сирота»

Сиротой я росла,
‎Как былинка в поле;
Моя молодость шла
‎У других в неволе.

Я с тринадцати лет
‎По людям ходила:
Где качала детей,
‎Где коров доила.

Светлой радости я,
‎Ласки не видала:
Износилась моя
‎Красота, увяла.

Износили её
‎Горе да неволя;
Знать, такая моя
‎Уродилась доля.

Уродилась я
‎Девушкой красивой,
Да не дал только Бог
‎Доли мне счастливой.

Птичка в тёмном саду
‎Песни распевает,
И волчица в лесу
‎Весело играет.

Есть у птички гнездо,
‎У волчицы дети –
У меня ж ничего,
‎Никого на свете.

Ох, бедна я, бедна,
‎Плохо я одета, –
Никто замуж меня
‎И не взял за это!

Эх ты, доля моя,
‎Доля-сиротинка!
Что полынь ты трава,
‎Горькая осинка!
1867

В 1875 г. Сурикова избрали членом «Общества любителей российской словесности», его кандидатуру поддержал сам Лев Толстой.
Поэтический пафос лирики Сурикова не в социальном протесте, а во внутренней силе человеческого духа, достойно принимающего неизбывное страдание. Беды и несчастья, посещающие мир, лишь оттеняют красоту подвижнического терпения героев суриковской лирики. И хотя поэзия Сурикова по тематике близка некрасовской, ему чуждо социально-аналитическое начало в лирике Некрасова. Для него были неприемлемы некрасовские мотивы «печали и гнева». Изображение крестьянского быта у Сурикова реалистично, но его поэтический дар тяготеет к песенной обобщенности. Он говорит о страдании без гнева, но с чувством скорбного умиления.

И. Суриков

surikov

Не проси от меня
Светлых песен любви;
Грустны песни мои,
Как осенние дни!

Звуки их – шум дождя,
За окном ветра вой;
То рыданья души,
Стоны груди больной.
1869

Но иногда у задавленного нуждой поэта всё-таки вырываются ноты протеста – невозможно бесконечно покорно терпеть такую жизнь.

И. Суриков                  pic

Где ты, моя юность?
Где ты, моя сила?..
Горькая кручина
Грудь мою сдавила.

Голове поникшей
Тяжело подняться;
Думы в ней, как тучи
Черные, роятся;

И сквозь эти тучи
Солнце не проблещет;
Сердце, точно голубь
Раненый, трепещет.

Эх, судьба-злодейка!
Ты меня сгубила;
В мрачный, тесный угол
Злой нуждой забила.

Вот моя каморка –
Грязная, сырая;
Чуть во мраке светит
Свечка, догорая.

Вот у стенки столик;
Вот два ветхих стула;
В уголке икона
В мраке утонула.

Вот моя подруга
В безотрадной доле,
Шьет она, трудится,
Убиваясь в горе.

Вот лежит в постели,
Бледная, худая,
Охает и стонет
Мать моя больная.

Холодно в каморке;
Коченеют члены.
Затопил бы печку –
Дров нет ни полена.

Голова кружится;
Все чернее думы;
И стоишь да плачешь,
Грустный и угрюмый.

И невольно в сердце
Злоба закипает
На того, кто в свете
Злой нужды не знает.
1866

И. Суриков является создателем литературной формы «городского романса», который зародился в середине XIX в. в среде крестьян-отходников, мелких торговцев, мещан, ремесленников. Он изображает жизнь портных, швеек, сапожников, рабочих, бездомных бродяг («У могилы матери», 1865; «Умирающая швейка», 1875; «Тихо тощая лошадка», 1864). Для его стихов характерна грустная напевность, но в центре его романсов — всё-таки сильные и цельные душевные состояния, передающие коллективные настроения городских бедняков и крестьян.
Особое место в поэтическом творчестве Сурикова занимает исторический эпос: переложение былинных мотивов («Садко в Новегороде», 1871; «Садко у морского царя», 1872; «Богатырская жена», 1875), поэмы и баллады на сюжеты русской истории («Василько», 1876; «Казнь Стеньки Разина», 1877).
Иван Суриков стал поддерживать таких же, как он, самобытных поэтов из народа, живших в разных городах России, и выпустил сборник стихов «Рассвет» с произведениями этих поэтов. Позже он организовал «Суриковский литературно-музыкальный кружок», который существовал до Октябрьской революции. Целью этого кружка была помощь писателям и поэтам из народа, прежде всего крестьянам.
Творчество Ивана Сурикова – по преимуществу лирическое. Сам он считал себя последователем А. Кольцова и И. Никитина. Его стихи о жизни крестьянской бедноты и ремесленников близки по духу к народной песне, поэтому многие из них стали песнями: «Рябина», «В степи», «Доля бедняка», «Казнь Стеньки Разина».
Стихи И. Сурикова привлекали внимание русских композиторов: романсы А. Гречанинова («В зареве огнистом»), Ц. Кюи («Засветилась вдали, загорелась заря»), А. Бородина («Не грусти, что листья с дерева валятся»), Н. Римского-КорсаковаА. Даргомыжского («Лихорадушка»), П. Чайковского («Я ли в поле да не травушка была», «Солнце утомилось», «Ласточка», «Рассвет», «В огороде, возле броду»).
Но тиски нищеты крепко держали Сурикова – он до конца жизни вынужден был торговать в лавке отца и умер от чахотки в расцвете своего незаурядного таланта, в возрасте 39 лет.

Хрестоматийное стихотворение И. Сурикова «Детство» наполнено лиризмом и светлыми воспоминаниями о беспечном детстве, родных и близких поэта...

И. Суриков «Детство»

Вот моя деревня; n2019-01-25.5ff7d0ad794169f2dcd0bfc18c4cf36e
Вот мой дом родной;
Вот качусь я в санках
По горе крутой;

Вот свернулись санки
И я на́ бок – хлоп!
Кубарем качуся
Под гору, в сугроб.

И друзья-мальчишки,
Стоя надо мной,
Весело хохочут
Над моей бедой.

Всё лицо и руки
Залепил мне снег...
Мне в сугробе горе,
А ребятам смех!

Но меж тем уж село
Солнышко давно;
Поднялася вьюга,
На́ небе темно.

Весь ты перезябнешь, –
Руки не согнёшь, –
И домой тихонько,
Нехотя бредёшь.

Ветхую шубёнку
Скинешь с плеч долой;
Заберёшься на́ печь
К бабушке седой,

И сидишь, ни слова...
Тихо всё кругом;
Только слышишь: воет
Вьюга за окном.

В уголке согнувшись,
Лапти дед плетёт;
Матушка за прялкой
Молча лен прядёт.

Избу освещает
Огонёк светца;
Зимний вечер длится,
Длится без конца...

И начну у бабки
Сказки я просить;
И начнёт мне бабка
Сказку говорить:

Как Иван-царевич
Птицу-жар поймал,
Как ему невесту
Серый волк достал.

Слушаю я сказку –
Сердце так и мрёт;
А в трубе сердито
Ветер злой поёт.

Я прижмусь к старушке...
Тихо речь журчит,
И глаза мне крепко
Сладкий сон смежит.

И во сне мне снятся
Чудные края.
И Иван-царевич –
Это будто я.

Вот передо мною
Чудный сад цветёт;
В том саду большое
Дерево растёт.

Золотая клетка
На сучке висит;
В этой клетке птица
Точно жар горит;

Прыгает в той клетке,
Весело поёт,
Ярким, чудным светом
Сад весь обдаёт.

Вот я к ней подкрался
И за клетку – хвать!
И хотел из сада
С птицею бежать.

Но не тут-то было!
Поднялся шум, звон;
Набежала стража
В сад со всех сторон.

Руки мне скрутили
И ведут меня...
И, дрожа от страха,
Просыпаюсь я.

Уж в избу, в окошко,
Солнышко глядит;
Пред иконой бабка
Молится, стоит.

Весело текли вы,
Детские года!
Вас не омрачали
Горе и беда.

1865 или 1866

Народная песня «Степь да степь кругом...» создана на основе стихотворения И. Сурикова «В степи».

Степь да степь кругом... maxresdefault
Степь да степь кругом,
Путь далек лежит.
В той степи глухой
Умирал ямщик.

И, набравшись сил,
Чуя смертный час,
Он товарищам
Отдавал наказ:

«Ты, товарищ мой,
Не попомни зла,
Здесь в степи глухой
Схорони меня!

Схорони меня
Ты в степи глухой,
А коней моих
Отведи домой.

Отведи домой,
Отдай батюшке,
Мой поклон земной
Родной матушке.

А жене младой
Ты скажи, друг мой,
Чтоб она меня
Не ждала домой.

Передай словцо
Ей прощальное,
И отдай кольцо
Обручальное.

Пусть она по мне
Не печалится,
С тем, кто сердцу мил,
Пусть венчается».

И умолк ямщик;
Кони ехали,
А в степи глухой
Бури плакали.

В другом варианте:

Про меня скажи,
Что в степи замерз,
А любовь ее
Я с собой унес.