Николай Язы́ков – талантливый и самобытный поэт пушкинской поры

  • Печать

n

Его раннее творчество было свободолюбивым и отражало вольномыслие передовой дворянской молодежи. Позднее творчество отражало идеи славянофильства.

Николай Михайлович Языков (1803-1846) родился в Симбирске в культурной помещичьей семье.

800px-PGRS 2 098 Yazykov - crop

Н. Языков. Лит. А. Мюнстера

С 11 лет учился в Петербурге в горном кадетском корпусе и институте инженеров путей сообщения, но курса не кончил, т.к. не чувствовал призвания к занятиям математикой.
В 1822 г. поступил на философский факультет Дерптского университета (ныне Тартуский, Эстония), в котором царила атмосфера бесшабашного студенческого разгула. В этой обстановке Языков провёл 7 лет, завоевав славу певца любви, дружбы и вина. Он сам называл себя «поэтом радости и хмеля». Его анакреонтические стихотворения во славу вина и веселья вскоре были замечены Жуковским. Дельвигом и Пушкиным

Н. Языков

Полней стаканы, пейте в лад!
Перед вином благоговенье:
Ему торжественный виват,
Ему – коленопреклоненье!

Герой, вином разгорячён,
На смерть отважнее стремится;
Певец поёт, как Аполлон,
Умея Бахусу молиться;

Любовник, глядя на стакан,
Измену милой забывает,
И счастлив он, покуда пьян,
Затем что трезвый он страдает.

Скажу короче: в жизни сей
Без Вакха людям всё досада:
Анакреон твердит нам: пей!
А мы прибавим: до упада.

Полней стаканы, пейте в лад!
Перед вином благоговенье:
Ему торжественный виват,
Ему – коленопреклоненье!
1823

800px-Nikolaj Jazykov1803-1846

Николай Языков в Дерпте (1822)

Н. Языков

Налей и мне, товарищ мой,
И я, как ты, студент лихой:
Я пью вино, не заикаясь,
И верен Вакху мой обет:
Пройду беспечно через свет,
От хмеля радости качаясь.

Свобода, песни и вино, –
Вот что на радость нам дано,
Вот наша троица святая!
Любовь – но что любовь? Она
Без Вакха слишком холодна,
А с Вакхом слишком удалая.

Вчера я знал с Лилетой рай,
Сегодня та и тот – прощай:
Она другого полюбила;
Но я не раб любви моей,
Налейте мой стакан полней!
Не за твоё здоровье, Лила!

А то ли Бахус, о друзья,
Он усладитель бытия,
Он никогда не изменяет:
Вчера, сегодня, завтра – наш!
Любите звон веселых чаш:
Он глас печали заглушает!
1823

Но это внешняя жизнь сочеталась с глубокой внутренней работой сердца и ума: он много читал, занимался. В молодые годы Языков отличался свободолюбием, резко осуждал самодержавие. В его лирике тех лет главный поэтический образ – образ поэта-вольнодумца.

Н. Языков «Элегия»

Свободы гордой вдохновенье!
Тебя не слушает народ:
Оно молчит, святое мщенье,
И на царя не восстаёт.

Пред адской силой самовластья,
Покорны вечному ярму,
Сердца не чувствуют несчастья
И ум не верует уму.

Я видел рабскую Россию:
Перед святыней алтаря,
Гремя цепьми, склонивши выю,
Она молилась за царя.
1824

Н. Языков

Не вы ль, убранство наших дней,
Свободы искры огневые –
Рылеев умер, как злодей! –
О вспомяни о нём, Россия,
Когда восстанешь от цепей
И силы двинешь громовые
На самовластие царей!
1826

С какой любовью пишет поэт о родине, о её природе!

Н. Языков «Родина» (отрывок)

Краса полуночной природы,
Любовь очей, моя страна!
Твоя живая тишина
Твои лихие непогоды,
Твои леса, твои луга,
И Волги пышные брега,
И Волги радостные воды:—
Всё мило мне, как жар стихов,
Как жажда пламенная славы,
Как шум прибережной дубравы
И разыгравшихся валов!
1825

В 1826 г. Языков познакомился и подружился с Пушкиным.
С 1829 г. стал жить в Москве, к этому времени его уже считали одним из лучших русских поэтов, он был автором множества песен, дружеских посланий, его стихи отличались лёгкостью и виртуозностью.
В 1833 г. Языков вышел в отставку с чином коллежского регистратора и переехал в свою симбирскую деревню Языково, где прожил несколько лет, «наслаждаясь поэтической ленью». В сентябре 1833 г. проездом в Оренбург и обратно здесь его посетил А.С. Пушкин. Здесь до сих пор растёт посаженная им ель.

Yazykovo

Усадьба Языковых

В конце 1830-х годов у Языкова проявилась болезнь спинного мозга. Он много лечился, в том числе и за границей. В 1843 г. затосковавший по родине Языков вернулся в Москву в состоянии уже совершенно безнадежном.
Под влиянием некоторых друзей он окончательно перешёл на позиции славянофильства и довольно грубо критиковал западников. В 1844 г. написал послание «К не нашим», в котором всех западников объявил врагами отечества. (Славянофи́льство — литературно- и религиозно-философское течение русской общественной и философской мысли, ориентированное на выявление самобытности России. Славянофилы выступали за развитие особого русского пути, отличного от западноевропейского. Из Википедии).

Н. Языков «К не нашим»

О вы, которые хотите
Преобразить, испортить нас
И онемечить Русь, внемлите
Простосердечный мой возглас!
Кто б ни был ты, одноплеменник
И брат мой: жалкий ли старик,
Её торжественный изменник,
Её надменный клеветник;
Иль ты, сладкоречивый книжник,
Оракул юношей-невежд,
Ты, легкомысленный сподвижник
Беспутных мыслей и надежд;
И ты, невинный и любезный,
Поклонник тёмных книг и слов,
Восприниматель достослезный
Чужих суждений и грехов;
Вы, люд заносчивый и дерзкой,
Вы, опрометчивый оплот
Ученья школы богомерзкой,
Вы все – не русский вы народ!

Не любо вам святое дело
И слава нашей старины;
В вас не живёт, в вас помертвело
Родное чувство. Вы полны
Не той высокой и прекрасной
Любовью к родине, не тот
Огонь чистейший, пламень ясный
Вас поднимает; в вас живёт
Любовь не к истине, не к благу!
Народный глас – он Божий глас, –
Не он рождает в вас отвагу:
Он чужд, он странен, дик для вас.
Вам наши лучшие преданья
Смешно, бессмысленно звучат;
Могучих прадедов деянья
Вам ничего не говорят;
Их презирает гордость ваша.
Святыня древнего Кремля,
Надежда, сила, крепость наша –
Ничто вам! Русская земля
От вас не примет просвещенья,
Вы страшны ей: вы влюблены
В свои предательские мненья
И святотатственные сны!
Хулой и лестию своею
Не вам её преобразить,
Вы, не умеющие с нею
Ни жить, ни петь, ни говорить!
Умолкнет ваша злость пустая,
Замрёт неверный ваш язык:
Крепка, надёжна Русь святая,
И русский Бог ещё велик!
6 декабря 1844

Современники (Некрасов, Белинский, Герцен) резко осудили Языкова, с этих пор он прослыл реакционером.

nya

Э. Дмитриев-Мамонов. Портрет Николая Языкова (1840-е годы)

Подобное обличительное стихотворение Н. Языков посвятил Чаадаеву, упрекая его в том, что он поклоняется всему западному, а всё русское ненавидит. Поэт считает Чаадаева предателем родины и скорбит о том, что слова Чаадаева находят отклик в некоторых русских душах. Стихотворение сильное и искреннее по накалу чувств.

Н. Языков «К Чаадаеву»

Вполне чужда тебе Россия,
Твоя родимая страна!
Её предания святыя
Ты ненавидишь все сполна.

Ты их отрёкся малодушно,
Ты лобызаешь туфлю пап, –
Почтенных предков сын ослушной,
Всего чужого гордый раб!

Своё ты всё презрел и выдал,
Но ты ещё не сокрушён;
Но ты стоишь, плешивый идол
Строптивых душ и слабых жён!

Ты цел ещё: тебе доныне
Венки плетёт большой наш свет,
Твоей презрительной гордыне
У нас находишь ты привет.

Как не смешно, как не обидно,
Не страшно нам тебя ласкать,
Когда изволишь ты бесстыдно
Свои хуленья изрыгать

На нас, на всё, что нам священно,
В чём наша Русь ещё жива.
Тебя мы слушаем смиренно;
Твои преступные слова

Мы осыпаем похвалами,
Друг другу их передаем
Странноприимными устами
И небрезгливым языком!

А ты тем выше, тем ты краше:
Тебе угоден этот срам,
Тебе любезно рабство наше.
О горе нам, о горе нам!
1844

Перу Н. Языкова принадлежат 10 поэм и множество лирических стихотворений, песен и посланий. Стихотворение «Пловец» («Нелюдимо наше море...») – самое известное в творчестве Н. Языкова. Его положили на музыку многие композиторы, но самой известной стала песня «Нелюдимо наше море...» композитора К. Вильбоа. С музыкой К. Вильбоа песня вообще не уходила из России, она оказалась на все времена. Она была одной из самых популярных студенческих песен середины XIX в.

Н. Языков «Пловец»

Нелюдимо наше море,
День и ночь шумит оно;
В роковом его просторе
Много бед погребено.

Смело, братья! Ветром полный
Парус мой направил я:
Полетит на скользки волны
Быстрокрылая ладья!

Облака бегут над морем,
Крепнет ветер, зыбь черней,
Будет буря: мы поспорим
И помужествуем с ней.

Смело, братья! Туча грянет,
Закипит громада вод,
Выше вал сердитый встанет,
Глубже бездна упадёт!

Там, за далью непогоды,
Есть блаженная страна:
Не темнеют неба своды,
Не проходит тишина.

Но туда выносят волны
Только сильного душой!..
Смело, братья, бурей полный
Прям и крепок парус мой.
1829

Тяжелая судьба пловца, от имени которого сочинена песня, и пафос борьбы роднили ее с революционными песнями, поэтому песня в разных музыкальных интерпретациях всегда оставалась популярной: и до Октябрьской революции, и в советские годы, и постсоветские.