Поэт Иван Козлов

  • Печать

Ivan Ivanovich Kozlov

Иван Козлов – русский поэт и переводчик эпохи романтизма.

Иван Иванович Козлов (1779-1840) родился в Москве, в известной дворянской семье. Получил отличное домашнее образование. На шестом году от роду был внесён в списки лейб-гвардии Измайловского полка сержантом; вскоре был произведён в прапорщики, а затем в подпоручики. С 16 лет служил в гвардии (всего 3 года). Вёл светскую жизнь и был известен как прекрасный танцор и щёголь. Перейдя на гражданскую службу, быстро продвигался по карьерной лестнице. Творчеством практически не занимался.

800px-PGRS 2 048 Kozlov - crop

И. Козлов. Лит. А. Мюнстера (Петербург)

В 1816 г. заболел и быстро стал терять зрение; через 5 лет окончательно ослеп и в результате паралича ног был практически обездвижен. Несмотря на слепоту и неподвижность, Козлов держался с удивительным мужеством: сидя в инвалидной коляске, он всегда был изысканно одет, его речь была захватывающей и яркой; он читал наизусть всю европейскую поэзию. Никто даже не догадывался о том, что по ночам его терзали жестокие боли.
За годы болезни изучил английский и немецкий языки (итальянским и французским владел с детства), стал знатоком мировой поэзии, начал переводить и писать стихи. В 1821 г. было напечатано его стихотворение «К Светлане»; затем – послание «К другу В.А. Ж<уковскому>» (1822), в котором он описал постигшее его несчастье как духовное прозрение, спасительное пробуждение души к истинам веры и утешениям поэзии. 

И. Козлов. К другу В.А. Жуковскому (отрывки)

Опять ты здесь! опять судьбою
Дано мне вместе быть с тобою!
И взор хотя потухший мой
Уж взоров друга не встречает,
Но сердцу внятный голос твой
Глубоко в душу проникает.
О, долго в дальней стороне
Ты зажился, наш путник милый!
И сей разлуки год унылый,
Мой друг, был черным годом мне!
Но я любить не разучился,
Друзей моих не забывал,
От них нигде не отставал
И часто мысленно носился
С тобою выше облаков,
В стране, где посреди снегов
Весна роскошно зеленеет,
Где виноград душистый рдеет,
Дубровы мирные шумят,
Луга красуются цветами
И вековые льды горят
Небесной радуги огнями.
***
Теперь ты зришь судьбу мою,
Ты знаешь, что со мной сбылося;
О, верь, отрадно в грудь твою
Мое всё сердце излилося!
Несносный страх душой остыть
Всего ужасней мне казался, —
И я стал пламенней любить,
Чем боле чувствами стеснялся.
Изведал я, что убивать
Не могут грозные страданья,
Пока мы будем сохранять
Любви чистейшей упованья.
И здесь ли, друг, всему конец?
Взгляни... над нашими главами
Есть небо с вечными звездами,
А над звездами их творец!

В. Жуковский и его друзья оказывали Козлову разнообразную помощь. В 1825 г. была опубликована его поэма «Чернец», получившая необыкновенную популярность. Она написана в форме лирической исповеди молодого монаха. Поэму высоко оценил А.С. Пушкин, она оказала влияние на «Мцыри» М.Ю. Лермонтова и «Тризну» Т.Г. Шевченко.

Творческая жизнь Ивана Козлова

И. Козлова отличала высокая поэтическая культура пушкинской эпохи. Его лучшие стихи задушевны и музыкальны.

zv

О. Кипренский. Портрет З.А. Волконской (1830). Эрмитаж (Петербург)

И. Козлов. Княгине З.А. Волконской (в ответ на её послание)

Я арфа тревоги, ты – арфа любви
И радости мирной, небесной;
Звучу я напевом мятежной тоски, –
Мил сердцу твой голос чудесный.

Я здесь омрачаюсь земною судьбой,
Мечтами страстей сокрушенный, –
А ты горишь в небе прекрасной звездой,
Как ангел прекрасный, нетленный!
1838

З.А. Волконская – Волконская Зинаида Александровна (1792-1862) – поэтесса, композитор и певица. Её московский салон посещали выдающиеся писатели, музыканты и художники. А. Пушкин в 1827 г. посвятил ей стихотворение «Княгине З.А. Волконской» («Среди рассеянной Москвы...»).
Она написала стихотворное послание И. Козлову:

Ты арфа страданья,
‎Ты арфа терпенья –
‎Ты арфа с душой.

‎Твой дух, твои струны
‎Поют хор мученья;
‎Напев их – аминь.

‎Терпи, моя арфа!
‎Звучишь ты надеждой,
‎Пророчишь ты рай!

‎И ангел скорбящих
‎Твой голос узнает –
‎И встретит тебя.

И. Козлов – романтик и продолжатель Жуковского в литературе. Его поэзия далека от социальной действительности, но наполнена религиозными мотивами, главный из которых – принимать со смирением всё, что даёт тебе жизнь.
Иван Козлов был близко знаком с А.С. Пушкиным, В.А. Жуковским, П.А. Вяземским, с братьями Тургеневыми.
На его стихи писали музыку А.А. Алябьев, А.С. Даргомыжский и другие композиторы. А стихотворение «Вечерний звон» (1827), положенное на музыку А. Алябьевым, стало классикой русского романса.

И. Козлов «Вечерний звон» 800px-Levitan Evening bells 1892 

Вечерний звон, вечерний звон!
Как много дум наводит он
О юных днях в краю родном,
Где я любил, где отчий дом,
И как я, с ним навек простясь,
Там слушал звон в последний раз!

Уже не зреть мне светлых дней
Весны обманчивой моей!
И сколько нет теперь в живых
Тогда весёлых, молодых!
И крепок их могильный сон;
Не слышен им вечерний звон.

Лежать и мне в земле сырой!
Напев унывный надо мной
В долине ветер разнесёт;
Другой певец по ней пройдёт,
И уж не я, а будет он
В раздумье петь вечерний звон!
1827

Многие стихотворения Козлова посвящены христианской тематике («Разорение Рима и распространение христианства», 1826; «Элегия. Вольное подражание св. Григорию Назианзину», 1830; «Моя молитва», 1834; «Молитва», 1834). Религиозные мотивы характерны также для его поэмы «Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая» (1824-1827), посвящённой судьбе жены И.А. Долгорукова.

И. Козлов «Моя молитва» (отрывок)

...Меня не крест мой ужасает, –
Страданье верою цветёт,
Сам бог кресты нам посылает,
А крест наш бога нам даёт;
Тебе вослед идти готовый,
Молю, чтоб дух мой подкрепил,
Хочу носить венец терновый, –
Ты сам, Христос, его носил.

Но в мрачном, горестном уделе,
Хоть я без ног и без очей, –
Ещё горит в убитом теле
Пожар бунтующих страстей;
В тебе одном моя надежда,
Ты радость, свет и тишина;
Да будет брачная одежда
Рабу строптивому дана...
1833

И. Козлов был талантливым переводчиком, известны его переводы Джорджа Байрона, Фридриха Шиллера, Адама Мицкевича, Томаса Мура, Андре Шенье, Торквато Тассо, Уильяма Вордсворта, Франческо Петрарки, Данте, Роберта Бёрнса и др.

Д. Байрон. В альбом ***

(Перевод И. Козлова)

Когда над сонною рекой
В тумане месяц красный всходит
И путник робкою стопой
По сельскому кладбищу бродит,
И если там случайно он
Знакомца камень повстречает, –
То, в думу тихо погружен,
Бывалое воспоминает.

Ах! так и ты, друг милый мой,
В тот час, как грусть тебя коснется
И взору, полному тоской,
Мое здесь имя попадется,
Ты мертвым уж считай меня.
Чем жизнь цветет, мне миновалось;
Лишь верь тому, что у тебя
Мое здесь сердце всё осталось.
1822