«Ты в мире молнией промчишься!» (о жизни и творчестве Д. Веневитинова)

dv

...Душа сказала мне давно:
Ты в мире молнией промчишься!
Тебе всё чувствовать дано,
Но жизнью ты не насладишься.
(Д. Веневитинов)

Эти пророческие строки написал молодой Веневитинов, как бы предвидя свою раннюю кончину. Он умер в возрасте неполных 22 лет, написав всего около 50 стихотворений. Кроме стихов, Веневитинов писал литературно-программные и критические статьи, переводил прозаические произведения немецких авторов, в том числе Гёте и Гофмана. Он был также известен как одарённый художник, музыкант, музыкальный критик. 

Дми́трий Влади́мирович Веневи́тинов (1805-1827)

lit

Неизвестный художник. Портрет Дмитрия Веневитинова (1810-е гг.). Голубая бумага, пастель. 13,5 х 12,2 см. Литературный музей Пушкинского дома (Петербург)

Д.В. Веневитинов родился в старинной дворянской семье в Москве. Получил хорошее домашнее образование. Уже в 14 лет читал в подлиннике греческих и римских авторов, был хорошим музыкантом, живописцем, знатоком античных и новейших философов.
Служил в архиве Министерства иностранных дел. Веневитинов организовал вместе с князем В. Одоевским тайное философское «Общество любомудрия», в котором занимались изучением немецкой идеалистической философии – трудов Ф. Шеллинга, И. Канта, Фихте и других В этот кружок входили также И. Киреевский, А. Хомяков и др.
Посещал вольнослушателем Московский университет, окончил его в 1824 г.
Ранние стихи Веневитинова наполнены отзвуками общественного подъёма, который предшествовал восстанию декабристов.

Д. Веневитинов. К друзьям

Пусть искатель гордой славы
Жертвует покоем ей!
Пусть летит он в бой кровавый
За толпой богатырей!
Но надменными венцами
Не прельщён певец лесов:
Я счастлив и без венцов,
С лирой, с верными друзьями.

Пусть богатства страсть терзает
Алчущих рабов своих!
Пусть их златом осыпает,
Пусть они из стран чужих
С нагружёнными судами
Волны ярые дробят:
Я без золота богат
С лирой, с верными друзьями.

Пусть веселий рой шумящий
За собой толпы влечёт!
Пусть на их алтарь блестящий
Каждый жертву понесёт!
Не стремлюсь за их толпами –
Я без шумных их страстей
Весел участью своей
С лирой, с верными друзьями.
1821

Д. Веневитинов. К друзьям на Новый год

Друзья! настал и новый год!
Забудьте старые печали,
И скорби дни, и дни забот,
И всё, чем радость убивали;
Но не забудьте ясных дней,
Забав, веселий легкокрылых,
Златых часов, для сердца милых,
И старых, искренних друзей.

Живите новым в новый год,
Покиньте старые мечтанья
И всё, что счастья не даёт,
А лишь одни родит желанья!
По-прежнему в год новый сей
Любите муз и песен сладость,
Любите шутки, игры, радость
И старых, искренних друзей.

Друзья! встречайте новый год
В кругу родных, среди свободы:
Пусть он для вас, друзья, течёт,
Как детства счастливые годы.
Но средь Петропольских затей
Не забывайте звуков лирных,
Занятий сладостных и мирных,
И старых, искренних друзей.
1823(?)

Был арестован по подозрению в причастности к заговору декабристов и провёл три дня под арестом на одной из гауптвахт Петербурга.
После разгрома декабристов его эмоционально напряжённая, одухотворённая гражданскими идеалами поэзия приобретает пессимистический характер.

dmitry

П. Соколов. Портрет Д. Веневитинова (1827). Бумага, акварель. 20 x 15,5 см. Государственный музей А.С. Пушкина (Москва)

Будучи типичным романтиком, Веневитинов рисует в своих произведениях возвышенный образ художника, «сына богов», с презрением отвергающего пошлую действительность. Этот художник-пророк, как и сам Веневитинов, стремится постигнуть тайны мироздания, быть последователем добра и правды, вождём человечества.

Д. Веневитинов «Поэт»

Тебе знаком ли сын богов,
Любимец муз и вдохновенья?
Узнал ли б меж земных сынов
Ты речь его, его движенья? –
Не вспыльчив он, и строгий ум
Не блещет в шумном разговоре,
Но ясный луч высоких дум
Невольно светит в ясном взоре.
Пусть вкруг него, в чаду утех,
Бунтует ветреная младость, –
Безумный крик, холодный смех
И необузданная радость:
Всё чуждо, дико для него,
На всё безмолвно он взирает,
Лишь что-то редко с уст его
Улыбку беглую срывает.
Его богиня – простота,
И тихий гений размышленья
Ему поставил от рожденья
Печать молчанья на уста.
Его мечты, его желанья,
Его боязни, ожиданья –
Всё тайна в нём, всё в нем молчит:
В душе заботливо хранит
Он неразгаданные чувства.
Когда ж внезапно что-нибудь
Взволнует огненную грудь, –
Душа, без страха, без искусства,
Готова вылиться в речах
И блещет в пламенных очах.
И снова тих он, и стыдливый
К земле он опускает взор,
Как будто б слышал он укор
За невозвратные порывы.
О, если встретишь ты его
С раздумьем на челе суровом, –
Пройди без шума близ него,
Не нарушай холодным словом
Его священных, тихих снов!
Взгляни с слезой благоговенья
И молви: это сын богов,
Питомец муз и вдохновенья!
1826

Гнетущая атмосфера, всё сгущавшаяся после декабря 1825 г., губительно сказалась на душевно хрупком поэте.

Д. Веневитинов «Я чувствую, во мне горит...» (отрывок)

Я чувствую, во мне горит
Святое пламя вдохновенья,
Но к тёмной цели дух парит...
Кто мне укажет путь спасенья?
Я вижу, жизнь передо мной
Кипит, как океан безбрежной...
Найду ли я утёс надежной,
Где твёрдой обопрусь ногой?
Иль, вечного сомненья полный,
Я буду горестно глядеть
На переменчивые волны,
Не зная, что любить, что петь?
1827

Осенью 1826 г. он переехал в Петербург, а в марте 1827 г. умер от тяжёлой пневмонии после сильной простуды. Был похоронен на кладбище Симонова монастыря в Москве. На похоронах были А. Пушкин и А. Мицкевич. В 30-е годы XX в., при сносе Симонова монастыря, прах Д.В. Веневитинова был перезахоронен на Новодевичьем кладбище.

Д. Веневитинов «Последние стихи»

Люби питомца вдохновенья
И гордый ум пред ним склоняй;
Но в чистой жажде наслажденья
Не каждой арфе слух вверяй.
Не много истинных пророков
С печатью тайны на челе,
С дарами выспренних уроков,
С глаголом неба на земле.
1827

dm

Памятник Дмитрию Веневитинову и усадьба Веневитиновых в селе Новоживотинном Рамонского района Воронежской области. Скульптор М.И. Дикунов

Одно из последних стихотворений поэта – «Поэт и друг», написанное в форме диалога и являющееся поистине пророческим.

Д. Веневитинов «Поэт и друг»        

Элегия                                               

Д р у г
Ты в жизни только расцветаешь,
И ясен мир перед тобой, –
Зачем же ты в душе младой
Мечту коварную питаешь?
Кто близок к двери гробовой,
Того уста не пламенеют,                          anonim
Не так душа его пылка,
В приветах взоры не светлеют,                
И так ли жмет его рука?
П о э т
Мой друг! слова твои напрасны,
Не лгут мне чувства – их язык
Я понимать давно привык,
И их пророчества мне ясны.
Душа сказала мне давно:
Ты в мире молнией промчишься!
Тебе всё чувствовать дано,
Но жизнью ты не насладишься.
Д р у г
Не так природы строг завет.
Не презирай ее дарами:
Она на радость юных лет
Дает надежды нам с мечтами.
Ты гордо слышал их привет;
Она желание святое
Сама зажгла в твоей крови
И в грудь для сладостной любви
Вложила сердце молодое.
П о э т
Природа не для всех очей
Покров свой тайный подымает:
Мы все равно читаем в ней,
Но кто, читая, понимает?
Лишь тот, кто с юношеских дней
Был пламенным жрецом искусства,
Кто жизни не щадил для чувства,
Венец мученьями купил,
Над суетой вознесся духом
И сердца трепет жадным слухом,
Как вещий голос, изловил!
Тому, кто жребий довершил,
Потеря жизни не утрата –
Без страха мир покинет он!
Судьба в дарах своих богата,
И не один у ней закон:
Тому – процвесть развитой силой
И смертью жизни след стереть,
Другому – рано умереть,
Но жить за сумрачной могилой!
Д р у г
Мой друг! зачем обман питать?
Нет! дважды жизнь нас не лелеет.
Я то люблю, что сердце греет,
Что я своим могу назвать,
Что наслажденье в полной чаше
Нам предлагает каждый день.
А что за гробом, то не наше:
Пусть величают нашу тень,
Наш голый остов отрывают,
По воле ветреной мечты
Дают ему лицо, черты
И призрак славой называют!
П о э т
Нет, друг мой! славы не брани.
Душа сроднилася с мечтою;
Она надеждою благою
Печали озаряла дни.
Мне сладко верить, что со мною
Не всё, не всё погибнет вдруг
И что уста мои вещали –
Веселья мимолетный звук,
Напев задумчивой печали, –
Еще напомнит обо мне,
И смелый стих не раз встревожит
Ум пылкий юноши во сне,
И старец со слезой, быть может,
Труды нелживые прочтет –
Он в них души печать найдет
И молвит слово состраданья:
«Как я люблю его созданья!
Он дышит жаром красоты,
В нем ум и сердце согласились
И мысли полные носились
На легких крылиях мечты.
Как знал он жизнь, как мало жил!»

Сбылись пророчества поэта,
И друг в слезах с началом лета
Его могилу посетил.
Как знал он жизнь! как мало жил!
1827