А. Фет – певец природы и любви

fet

Афанасий Афанасьевич Фет – один из выдающихся поэтов-лириков XIX в.

Он был ярким представителем «чистого искусства» (или «искусства ради искусства»). Так называли концепцию, которая подчеркивала автономную ценность искусства. Если искусство (литература в том числе) становилось на службу морали, общественной пользы, реализму, отличалось дидактичностью, то оно, по мнению представителей данной концепции, не имело отношения к искусству и было даже вредным.
А.А. Фет воспевал природу и любовь. Вопросов общественной жизни в своих произведениях он не касался. Поэт «никогда не мог понять, чтобы искусство интересовалось чем-либо, помимо красоты», и выступал защитником «чистого искусства». Он рассматривал художественное творчество как единственное убежище «от всяческих скорбей, в том числе и гражданских», и стремился противопоставить искусство действительности. О цели своей поэзии Фет говорит в стихотворении «Муза»: 

                               Мы рождены для вдохновенья,
                               Для звуков сладких и молитв
                               Пушкин
Ты хочешь проклинать, рыдая и стеня,
Бичей подыскивать к закону.
Поэт, остановись! не призывай меня,
Зови из бездны Тизифону.

Пленительные сны лелея наяву,
Своей божественною властью
Я к наслаждению высокому зову
И к человеческому счастью.

Когда, бесчинствами обиженный опять,
В груди заслышишь зов к рыданью, -
Я ради мук твоих не стану изменять
Свободы вечному призванью.

Страдать! Страдают все, страдает темный зверь
Без упованья, без сознанья;
Но перед ним туда навек закрыта дверь,
Где радость теплится страданья.

Ожесточенному и черствому душой
Пусть эта радость незнакома.
Зачем же лиру бьешь ребяческой рукой,
Что не труба она погрома?

К чему противиться природе и судьбе? –
На землю сносят эти звуки
Не бурю страстную, не вызовы к борьбе,
А исцеление от муки.
8 мая 1887

Афанасий Фет был одним из самых утончённых лириков. Но его современников всегда удивляло то, что он одновременно был очень деловитым, предприимчивым и преуспевающим помещиком. Много занимался хозяйственными вопросами, систематически объезжал свои владения на запряжённом в небольшую повозку осле по кличке Некрасов.

Oslik Nekrasov

Фет в Воробьёвке. Фотография 1890 года

На слова Фета написано множество романсов: «Сад весь в цвету» Аренского, «Свеж и душист твой роскошный венок» Римского-Корсакова, «В дымке-невидимке» Танеева, «Я тебе ничего не скажу...» Чайковского, «В молчанье ночи тайной...» Рахманинова и др. П.И. Чайковский писал о нём: «Это не просто поэт, а скорее поэт-музыкант». А сам Фет так говорил о музыке и поэзии: «Поэзия и музыка не только родственны, но нераздельны. Все вековечные поэтические произведения – от пророков до Гёте и Пушкина включительно – песни... гармония – также истина... Ища воссоздать гармоническую правду, душа художника сама приходит в соответственный музыкальный строй... Нет музыкального настроения – нет художественного произведения (А. Фет «Два письма о значении древних языков в нашем воспитании», 1867).

Одним из первых было положено на музыку композитором А. Варламовым стихотворение «На заре ты ее не буди...»:

На заре ты её не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка её горяча,
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут на плеча
Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру
Долго-долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,
И чем громче свистал соловей,
Всё бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,
На ланитах так утро горит.
Не буди ж ты её, не буди...
На заре она сладко так спит!
1842

Стихотворении написано в песенной интонации и передаёт чувства молодой женщины. В 1850 г. критик Аполлон Григорьев писал об этом стихотворении: «...песня, сделавшаяся почти народной».

А. Фет. А.Л. Б-ой (из цикла «Послания»)

Далёкий друг, пойми мои рыданья,
Ты мне прости болезненный мой крик.
С тобой цветут в душе воспоминанья,
И дорожить тобой я не отвык.

Кто скажет нам, что жить мы не умели,
Бездушные и праздные умы,
Что в нас добро и нежность не горели
И красоте не жертвовали мы?

Где ж это все? Еще душа пылает,
По-прежнему готова мир объять.
Напрасный жар. Никто не отвечает;
Воскреснут звуки и замрут опять.

Лишь ты одна! Высокое волненье
Издалека мне голос твой принес.
В ланитах кровь, и в сердце вдохновенье. –
Прочь этот сон, – в нем слишком много слез!

Не жизни жаль с томительным дыханьем,
Что жизнь и смерть? А жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем,
И в ночь идет, и плачет уходя.

А. Фет

Не вижу ни красы души твоей нетленной,
Ни пышных локонов, ни ласковых очей,
Помимо я гляжу на жребий отдаленный
И слышу приговор безжалостных людей.

И только чувствую, что ты вот тут – со мною,
Со мной! – и молодость, и суетную честь,
И все, чем я дышал, – блаженною мечтою
Лечу к твоим ногам младенческим принесть.
1884

А. Фет

Я тебе ничего не скажу,
И тебя не встревожу ничуть,
И о том, что́ я молча твержу,
Не решусь ни за что намекнуть.

Целый день спят ночные цветы,
Но лишь солнце за рощу зайдёт,
Раскрываются тихо листы
И я слышу, как сердце цветёт.

И в больную, усталую грудь
Веет влагой ночной... я дрожу,
Я тебя не встревожу ничуть,
Я тебе ничего не скажу.

2 сентября 1885

Пейзажная лирика Фета

Пейзажная лирика Фета также поэтична и музыкальна, поэт любил природу и тонко её чувствовал. Он писал стихи о всех временах года, находя в каждом из них свою прелесть.
Особый цикл посвящен морю.

А. Фет «Буря»             storm-7

Свежеет ветер, меркнет ночь,
А море злей и злей бурлит,
И пена плещет на гранит –
То прянет, то отхлынет прочь.

Всё раздражительней бурун;
Его шипучая волна
Так тяжела и так плотна,
Как будто в берег бьет чугун.

Как будто бог морской сейчас,
Всесилен и неумолим,
Трезубцем пригрозя своим,
Готов воскликнуть: «Вот я вас!»
1854

Явления природы он олицетворяет, воспринимает их как одушевленные существа, благодаря чему пейзажи всегда овеяны определенным настроением.

А. Фет «Ласточки»

Природы праздный соглядатай, 5a6dfce0e3a2a
Люблю, забывши всё кругом,
Следить за ласточкой стрельчатой
Над вечереющим прудом.

Вот понеслась и зачертила –
И страшно, чтобы гладь стекла
Стихией чуждой не схватила
Молниевидного крыла.

И снова то же дерзновенье
И та же тёмная струя, –
Не таково ли вдохновенье
И человеческого я?

Не так ли я, сосуд скудельный,
Дерзаю на запретный путь,
Стихии чуждой, запредельной,
Стремясь хоть каплю зачерпнуть?
1884

А. Фет «Осенняя роза» big-57dd8599ff93676389092952-57fdbf6e48558-1bvrfrf-lbcvr

Осыпал лес свои вершины,
Сад обнажил свое чело,
Дохнул сентябрь, и георгины
Дыханьем ночи обожгло.

Но в дуновении мороза
Между погибшими одна,
Лишь ты одна, царица-роза,
Благоуханна и пышна.

Назло жестоким испытаньям
И злобе гаснущего дня
Ты очертаньем и дыханьем
Весною веешь на меня.

18 сентября 1886

Произведения А. Фета

Кроме любовной и пейзажной лирики, Фет был автором поэм («Талисман» (1842), «Сон поручика Лосева» (1856), «Две липки» (1856), «Сабина» (1858), «Студент» (1884) и др.); баллад («Соловей и роза» (1847), «Под палаткою пунцовой...» (1847), «Крёз» (1872), «При свете лампады над чёрным сукном...» (1846), «Легенда» (1843), «Тайна» (1842) и др.).
Известны послания Фета многим современникам поэта: И. Тургеневу, Я. Полонскому, Л. Толстому и др.

А. Фет. На книжке стихотворений Тютчева

Вот наш патент на благородство, –
Его вручает нам поэт;
Здесь духа мощного господство,
Здесь утончённой жизни цвет.

В сыртах не встретишь Геликона,
На льдинах лавр не расцветёт,
У чукчей нет Анакреона,
К зырянам Тютчев не придёт.

Но муза, правду соблюдая,
Глядит – а на весах у ней
Вот эта книжка небольшая
Томов премногих тяжелей.
Декабрь 1883

А. Фет. Графу Льву Николаевичу Толстому

(При появлении романа «Война и мир»)

Была пора, своей игрою,
Своею ризою стальною
Морской простор меня пленял,
Я дорожил и в тишь и в бури
То негой тающей лазури,
То пеной у прибрежных скал.

Но вот, о море! властью тайной
Не все мне мил твой блеск случайный
И в душу просится мою;
Дивясь красе жестоковыйной,
Я перед мощию стихийной
В священном трепете стою.
1877

800px-PushkinMskVblizi

А.М. Опекушин. Памятник А.С. Пушкину в Москве

На день установки памятника А.С. Пушкину на Страстной площади (ныне Пушкинская) в Москве А. Фет написал стихотворение «26 мая 1880 года. К памятнику Пушкина»:

Исполнилось твое пророческое слово;
Наш старый стыд взглянул на бронзовый твой лик,
И легче дышится, и мы дерзаем снова
Всемирно возгласить: ты гений, ты велик!

Но, зритель ангелов, глас чистого, святого,
Свободы и любви живительный родник,
Заслыша нашу речь, наш вавилонский крик,
Что в них нашел бы ты заветного, родного?

На этом торжище, где гам и теснота,
Где здравый русский смысл примолк как сирота,
Всех громогласней тать, убийца и безбожник,
Кому печной горшок всех помыслов предел,
Кто пл_ю_ет на алтарь, где твой огонь горел,
Толкать дерзая твой незыблемый треножник.

Известен А. Фет и как замечательный переводчик. Его перу принадлежат переводы стихов Катулла, Горация, Овидия, Марциала, Гёте, Гейне, Гафиза, Шиллера, Мёрике, Мура, де Мюссе, Рюккерта, де Ламартина, Шенье.

Из биографии А.Ф. Фета (1820-1892)

800px-Fet by Repin

И. Репин. Портрет А. Фета (1882)

Литературные принципы Фета тесно связаны с его общим мировоззрением, с его жизнью.
Он родился в 1820 г. в усадьбе Новосёлки, Мценского уезда Орловской губернии, в семье богатого помещика. До 14 лет Фет жил и учился дома, а затем в пансионе. В 1837 г. он поступил в Московский университет на историко-филологический факультет.
Его поэтическое дарование ярко проявилось во время учения в университете. Будучи студентом, он уже становится известным поэтом и печатается в литературных журналах. По окончании университета в 1845 г. Фет поступил на военную службу и в течение 9 лет пробыл в Новогеоргиевске Херсонской губернии.
В 1840 г. вышел сборник стихов Фета «Лирический пантеон» при участии Аполлона Григорьева, а в 1850 г. – второй сборник, получивший положительные отзывы критиков в журналах «Современник», «Москвитянин» и «Отечественные записки».
В 1853 г. был прикомандирован к уланскому Его Величества лейб-гвардии полку под Петербургом. Часто бывал в Санкт-Петербурге, где познакомился с Тургеневым, Некрасовым, Гончаровым и другими писателями, сблизился с редакцией журнала «Современник».
Во время Крымской войны находился в Балтийском Порту в составе войск, охранявших эстонское побережье.
С 1854 г. Фет начинает сотрудничать в журнале «Современник». Но и в эту пору своей деятельности он не оказался в стане борцов за свободу и демократию, а выступил против них и вместе с группой писателей-дворян в 1859 г. покинул «Современник». С этого момента Фет окончательно отошел от общественной жизни и занялся помещичьим хозяйством и земскими делами. Муза его продолжала служить идеалам любви и красоты, и он не замечал, как русская литература билась над решением сложнейших общенародных проблем. «Как самая поэзия – воспроизведение не всего предмета, а только его красоты, поэтическая мысль только отражение мысли философской и опять-таки отражение ее красоты; до других ее сторон поэзии нет дела» (А. Фет «О стихотворениях Ф. Тютчева», 1859).

afanasiy

Афанасий Фет в 1860-х годах