М. Лермонтов: «Люблю Отчизну я, но странною любовью…»

1 ruble Lermontov

Ещё в 1829 г., в возрасте 15 лет, Лермонтов написал стихотворение «Монолог», в котором были предвосхищены темы более поздних его произведений «Дума» и «Родина».

М. Лермонтов «Монолог»

Поверь, ничтожество есть благо в здешнем свете.
К чему глубокие познанья, жажда славы,
Талант и пылкая любовь свободы,
Когда мы их употребить не можем?
Мы, дети севера, как здешние растенья,
Цветём недолго, быстро увядаем...
Как солнце зимнее на сером небосклоне,
Так пасмурна жизнь наша, так недолго
Её однообразное теченье...
И душно кажется на родине,
И сердцу тяжко, и душа тоскует...
Не зная ни любви, ни дружбы сладкой,
Средь бурь пустых томится юность наша,
И быстро злобы яд её мрачит,
И нам горька остылой жизни чаша,
И уж ничто души не веселит.

Рано начав задумываться о проблемах бытия, Лермонтов страдал оттого, что другим, большинству, эти проблемы не интересны, их волнуют только примитивные вопросы быта, внешнего благополучия. Но если человек и пытается подняться над жизненной рутиной, то его порывы остаются безрезультатными:

К чему глубокие познанья, жажда славы,
Талант и пылкая любовь свободы,
Когда мы их употребить не можем?

Вот главное в его рассуждениях: лучшие побуждения людей некуда употребить. А оттого и «душно кажется на родине, И сердцу тяжко, и душа тоскует...»

И тем сильнее звучит в его стихах тема прежнего, былого могущества России, особенно из недавнего прошлого – Отечественной войны 1812 г., когда русский народ показал себя единой сплочённой нацией:

«Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри – не вы!
Плохая им досталась доля:
Не многие вернулись с поля...
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!..»

(М. Лермонтов «Бородино»)

Истинная причина победы России – в незаметном героизме народа.

Мы долго молча отступали.
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»
И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут...

Солдаты идут в бой за родину, повинуясь нравственному закону: «Как наши братья умирали!»
А символом России, её сердцем Лермонтов считает Москву, а не официальный Петербург:

Москва, Москва!.. люблю тебя как сын,
Как русский – сильно, пламенно и нежно!

(Из поэмы М. Лермонтова «Сашка»)

Lermontov Landscape with two Birches 1828-1832

М. Лермонтов. Пейзаж с двумя березами (1828-1832). Бумага, акварель. 8,7×14,7 см. Государственная публичная библиотека им. М.Е. Салтыкова-Щедрина (Санкт-Петербург)

Почему же, испытывая уважение к русскому народу, к прошлому своей родины, Лермонтов говорит о том, что его любовь к отечеству – странная? Давайте полностью прочитаем стихотворение «Родина».

Люблю отчизну я, но странною любовью!
‎Не победит ее рассудок мой.
‎Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.
‎Но я люблю – за что, не знаю сам, –
‎Ее степей холодное молчанье,
‎Ее лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек ее, подобные морям.
Проселочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленным пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни печальных деревень.
‎Люблю дымок спаленной жнивы,
‎В степи ночующий обоз
‎И на холме средь желтой нивы
‎Чету белеющих берез.
‎С отрадой, многим незнакомой,
‎Я вижу полное гумно,
‎Избу, покрытую соломой,
‎С резными ставнями окно.
‎И в праздник, вечером росистым,
‎Смотреть до полночи готов
‎На пляску с топаньем и свистом
‎Под говор пьяных мужичков.

Всего в 3 строках стихотворения говорится о том, что́ не вызывает у поэта любви к отечеству («не шевелят во мне отрадного мечтанья»): он отвергает официальные представления о патриотизме («слава, купленная кровью»), а также славянофильские воззрения («полного доверия покой», «тёмной старины заветные преданья»).
В остальной части стихотворения поэт говорит о своей любви к родине, которая, по его мнению, состоит в любви к природе:

Но я люблю <...>
‎Ее степей холодное молчанье,
‎Ее лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек ее, подобные морям.

В любви к русскому деревенскому быту:

Люблю дымок спаленной жнивы,
‎В степи ночующий обоз
‎И на холме средь желтой нивы
‎Чету белеющих берез.
‎С отрадой, многим незнакомой,
‎Я вижу полное гумно,
‎Избу, покрытую соломой,
‎С резными ставнями окно.
‎И в праздник, вечером росистым,
‎Смотреть до полночи готов
‎На пляску с топаньем и свистом
‎Под говор пьяных мужичков.

И всё-таки: почему сам поэт называет своё чувство к родине странным? Странным для кого?

Lermontov - The Landscape with the Mill and the Horse Cart

М. Лермонтов. Пейзаж с мельницей и скачущей тройкой (1835). Бумага, акварель. Государственная публичная библиотека им. В.И. Ленина (Москва)

Дело в том, что в стране был провозглашён официальный патриотизм по одной фразе шефа жандармов А.Х. Бенкендорфа: «Прошлое России было блестяще, её настоящее более чем великолепно, а что касается её будущего, оно превосходит всё, что может представить себе самое смелое воображение». П.А. Вяземский назвал это высказывание «квасным патриотизмом». «Странная» любовь Лермонтова к родине может показаться странной только тем, кто согласен с формулой Бенкендорфа. Мыслящие же люди эпохи чувство родины понимают совсем по-другому – это не ура-патриотизм, не имперское сознание, а истинная любовь к своей Отчизне. Такую любовь невозможно обосновать и объяснить логически. Любовь к родине – это глубоко личное чувство, и складывается оно из мелочей: полного гумна, избы, покрытой соломой, окна с резными ставнями... Любовь к родине – это любовь «рассудку вопреки».

800px-Lermontov TiflisGLM

М. Лермонтов «Вид Тифлиса» (1837). Картон, масло. Государственный Литературный музей (Москва). Был подарен Лермонтовым его родственнику генералу П.И. Петрову в Ставрополе в 1837 г.

В этом же году (или в 1840), написано стихотворение «Прощай, немытая Россия!..». Оно датируется временем отъезда Лермонтова в ссылку на Кавказ: это или начало мая 1840 г., или середина апреля 1841 г., последний отъезд на Кавказ, когда поэту было предписано в 48 часов покинуть Петербург.

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Укроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Это стихотворение, на первый взгляд, как будто контрастирует с предыдущим и противоречит выраженному в нём его отношению к родине. Очень резко высказаны в нём политические воззрения Лермонтова. Он не принимает не какие-то отдельные стороны русской действительности, а отрицает всю николаевскую Россию, называя её «страной рабов, страной господ». Отсюда поэт хочет бежать на свободу – за стену Кавказа, чтобы уйти из плена духовного рабства. Но одновременно он понимает, что его личная свобода ничего не изменит в России, от этого понимания – его отчаяние и отречение от родины. Об этом же писал и А. Герцен: «Небывалый в истории страны разрыв обозначался между горестными откровениями лучших умов России и официальной идеологией».

ler

М. Лермонтов. Морской вид с парусной лодкой (фрагмент). Акварель. Государственная публичная библиотека им. М.Е. Салтыкова-Щедрина (Санкт-Петербург)

Нашу статью мы иллюстрируем живописными и акварельными работами М. Лермонтова. Любовь к изобразительному искусству обнаружилась у него с самого раннего возраста: «...он был счастливо одарён способностями к искусствам; уже тогда рисовал акварелью довольно порядочно и лепил из крашеного воску целые картины...», – писал Аким Павлович Шан-Гирей (троюродный брат Лермонтова), вспоминая о его детских годах.

lerm p

Детский рисунок Лермонтова «Кавказский пейзаж с озером». Акварель. Государственная публичная библиотека им. М.Е. Салтыкова-Щедрина (Санкт-Петербург)