«И жить торопится, и чувствовать спешит!» (о жизни и поэзии П.А. Вяземского)

P.F. Sokolov 007 - копия

А.С. Пушкин считал Вяземского «одним из самых оригинальных писателей наших».


Его литературное наследие очень разнообразно: элегии, песни, дружеские послания, эпиграммы, басни, стихи о любви, природе, философская лирика. Кроме того, Вяземский писал мемуарные очерки о Москве, её культуре, традициях, нравах; о событиях 1812 г.; об исторических деятелях. Известны также его критические статьи о творчестве Д. Фонвизина, В. Жуковского, К. Батюшкова, И. Крылова, А. Пушкина.

 

Пётр Андреевич Вяземский (1792-1878)

P.F. Sokolov 007

П. Соколов. Портрет князя П.А. Вяземского (1824). Бумага, акварель, графитный карандаш, лак. Государственный Литературный музей (Москва)

П.А. Вяземский родился в Москве, в семье старинного княжеского рода. Обучался в двух пансионах Петербурга, а затем получал домашнее образование под руководством профессоров Московского университета. Был близок к крупнейшим поэтам своего времени.

П. Вяземский. К моим друзьям Жуковскому, Батюшкову и Северину

Где вы, товарищи-друзья?
Кто разлучил соединенных
Душой, руками соплетенных?
Один, без сердцу драгоценных,
Один теперь тоскую я!

И, может быть, сей сердца стон
Вотще по воздуху несётся,
Вотще средь ночи раздаётся;
До вас он, может, не коснётся,
Не будет вами слышен он!

И, может быть, в сей самый час,
Как ночи сон тревожит вьюга,
Один из вас в борьбах недуга
Угасшим гласом имя друга
В последний произносит раз!

Почий, счастливец, кротким сном!
Стремлюсь надежой за тобою...
От бури ты идёшь к покою.
Пловец, томившийся грозою,
Усни на берегу родном!

Но долго ль вас, друзья, мне ждать?
Когда просветит день свиданья?
Иль – жертвы вечного изгнанья –
Не будем чаши ликованья
Друг другу мы передавать?

Иль суждено, чтоб сердца хлад
Уже во мне не согревался,
Как ветр в пустыне, стон терялся,
И с взглядом друга не встречался
Бродящий мой во мраке взгляд?

Давно ль, с любовью пополам,
Плели нам резвые хариты
Венки, из свежих роз увиты,
И пели юные пииты
Гимн благодарности богам?

Давно ль? – и сладкий сон исчез!
И гимны наши – голос муки,
И дни восторгов – дни разлуки!
Вотще возносим к небу руки:
Пощады нет нам от небес!

А вы, товарищи-друзья,
Явитесь мне хоть в сновиденье,
И, оживя в воображенье
Часов протекших наслажденье,
Обманом счастлив буду я!

Но вот уж мрак сошёл с полей
И вьюга с ночью удалилась,
А вас душа не допросилась;
Зарей окрестность озлатилась...
Прийти ль когда заре моей?

Октябрь 1812
Вологда

Вяземский познакомился с Пушкиным в 1816 г., был знаком также и с некоторыми будущими декабристами: Н. Тургеневым, А. Бестужевым.
В 1812 г. Вяземский вступил в ополчение, участвовал в Бородинском сражении, был награждён.
После войны вступил в литературное общество «Арзамас».
Раннее творчество Вяземского представляет, в основном, «лёгкую поэзию», в которой воспеваются чувства.

П. Вяземский «Весеннее утро»

По зыбким, белым облакам
Горят пылающие розы;
Денницы утренние слёзы
Блестят, как жемчуг, по лугам,
И с пышной липы и берёзы
Душистый веет фимиам!

Разлитое струями злато
Волнуется на теме гор;
Садов богини верный двор,
Зефиров лёгких рой крылатый
Летит на сотканный ковёр
Рукою Флоры тароватой!

Настал любви условный час,
Час упоений, час желаний;
Спи, Аргус, под крылом мечтаний!
Не открывай, ревнивец, глаз!
Красавицы! Звезда свиданий,
Звезда Венеры будит вас!

Оставь ты одр уединенный,
Услышь, о Дафна, друга зов,
Накинь свой утренний покров
И матери непробужденной
Оставь неблагосклонный кров,
Восторгами не освященный!

Приди ко мне! Нас в рощах ждёт
Под сень таинственного свода
Теперь и нега, и свобода!
Птиц ожил хор и шёпот вод,
И для любви сама природа
От сна, о Дафна, восстаёт!
1815

Примечания

Флора – богиня цветов, садов, колосьев (римская мифология).
Тороватый (устаревш.) – щедрый, расточительный.
Аргус – неусыпный многоглазый великан (греческая мифология).
Дафна – нимфа, давшая обет безбрачия и целомудрия, превращённая в лавровое дерево (греческая мифология).

Но Вяземский рано понял, что если есть поэзия чувств, то должна быть и поэзия мысли. Он сам признавал, что в своей поэзии ценит больше всего именно острую мысль. Более поздние его стихи были часто наполнены остроумием, оригинальностью мысли, критическим взглядом на происходящее: «Прощание с халатом» (1817), «Ухаб» (1818), «Послание к Тургеневу с пирогом» (1819) и др.

П. Вяземский «Прощание с халатом» (отрывок)

Прости, халат! товарищ неги праздной,
Досугов друг, свидетель тайных дум!
С тобою знал я мир однообразный,
Но тихий мир, где света блеск и шум
Мне в забытьи не приходил на ум.
Искусства жить недоучённый школьник,
На поприще обычаев и мод,
Где прихоть-царь тиранит свой народ,
Кто не вилял? В гостиной я невольник,
В углу своём себе я господин,
Свой меря рост не на чужой аршин.
Как жалкий раб, платящий дань злодею,
И день и ночь, в неволе изнурясь,
Вкушает рай, от уз освободясь,
Так, сдёрнув с плеч гостиную ливрею
И с ней ярмо взыскательной тщеты,
Я оживал, когда, одет халатом,
Мирился вновь с покинутым Пенатом;
С тобой меня чуждались суеты,
Ласкали сны и нянчили мечты.

Pjotr Andrejevics Vjazemszkij

К. Рейхель. Портрет П.А. Вяземского (1817)

В 1817 г. Вяземский был произведён в коллежские асессоры и принят на службу в канцелярию Н. Новосильцева в Варшаве в качестве чиновника для иностранной переписки, где прослужил до 1821 г. Но затем попал под тайный полицейский надзор и был удалён от службы.
Его общественные взгляды сформировались под влиянием идей французских и русских просветителей: он выступал против крепостничества, за превращение России в конституционную монархию, осуждал произвол чиновничества. Надежды на преобразование России связывал с распространением просвещения и реформами. Активно участвовал в общественной полемике, критически оценивал политику Николая I, в 1840-х гг. сотрудничал с журналом «Москвитянин», выступал против идей В.Г. Белинского, во многом расходился и с идеями славянофильства, и западничества.
По отношению к декабристам занимал особую позицию: разделял их критическое отношение к русскому самодержавию, но считал, что его надо заменить просвещённой монархией, ограниченной конституцией.
Его оппозиционные к правительству взгляды отразились и в стихах: «Петербург» (1818), «Уныние» (1819), «Негодование» (1820), «Море» (1826), «Русский бог» (1828) и др.

П. Вяземский «Русский бог»

Нужно ль вам истолкованье,
Что такое русский бог?
Вот его вам начертанье,
Сколько я заметить мог.

Бог метелей, бог ухабов,
Бог мучительных дорог,
Станций – тараканьих штабов,
Вот он, вот он русский бог.

Бог голодных, бог холодных,
Нищих вдоль и поперёк,
Бог имений недоходных,
Вот он, вот он русский бог.

Бог грудей и жоп отвислых,
Бог лаптей и пухлых ног,
Горьких лиц и сливок кислых,
Вот он, вот он русский бог.

Бог наливок, бог рассолов,
Душ, представленных в залог,
Бригадирш обоих полов,
Вот он, вот он русский бог.

Бог всех с анненской на шеях,
Бог дворовых без сапог,
Бар в санях при двух лакеях,
Вот он, вот он русский бог.

К глупым полн он благодати,
К умным беспощадно строг,
Бог всего, что есть некстати,
Вот он, вот он русский бог.

Бог всего, что из границы,
Не к лицу, не под итог,
Бог по ужине горчицы,
Вот он, вот он русский бог.

Бог бродяжных иноземцев,
К нам зашедших за порог,
Бог в особенности немцев,
Вот он, вот он русский бог.

В 1830 г. благодаря помощи В. Жуковского Вяземский снова был принят на государственную службу в министерство финансов, где прослужил до 1848 г. При Александре II был назначен товарищем министра народного просвещения, в 1859 г стал членом Государственного совета, сенатором, а позднее возглавил цензурное ведомство.
С 1840-х годов поэзия Вяземского становится ностальгической, он возвращается к любовной, философской и пейзажной лирике. Всё чаще в его стихах звучат ноты тоски по прошлому, одиночества: «Слеза», «Леса» «Ещё тройка», «Ты светлая звезда», «Я пережил...», «Смерть жатву жизни косит, косит...» (1840), «Желание» (1858), «Бессонница» (1862) и др.

П. Вяземский «Бессонница» (отрывок)

В тоске бессонницы, средь тишины ночной,
Как раздражителен часов докучный бой.
Как молотом кузнец стучит по наковальной,
Так каждый их удар, тяжёлый и печальный,
По сердцу моему однообразно бьёт,
И с каждым боем всё тоска моя растёт.
Часы, «глагол времён, металла звон» надгробный,
Чего вы от меня с настойчивостью злобной
Хотите? Дайте мне забыться. Я устал.
Кукушки вдоволь я намёков насчитал.
Я знаю и без вас, что время мимолётно;
Безостановочно оно, бесповоротно;
Тем лучше! И кому, в ком здравый разум есть,
Охота бы пришла жизнь сызнова прочесть?

Переписка Вяземского с Пушкиным, Жуковским, Д. Давыдовыи и др. поэтами и писателями его времени представляет огромный интерес для знакомства с эпохой.
Вяземский был сатириком, автором острых эпиграмм, салонных каламбуров. По этому поводу Пушкин говорил о нём так: «Язвительный поэт, остряк замысловатый, и блеском колких слов, и шутками богатый...»

Вяземский умер в Баден-Бадене в 1878 г., его тело было перевезено в Петербург и похоронено на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

800px-Некрополь мастеров искусств 080

Надгробие на могиле Вяземского на Тихвинском кладбище

Вяземский и Пушкин

Pyotr Vyazemsky by Aleksander Pushkin

Князь Вяземский на рисунке Пушкина

Познакомившись в 1816 г., Пушкин и Вяземский сразу же подружились и навсегда остались друзьями. Пушкин любил острый и резкий ум Вяземского, смелость и независимость его суждений, но более всего ценил в друге литературного критика-полемиста.

А.С. Пушкин. К портрету Вяземского

Судьба свои дары явить желала в нем,
В счастливом баловне соединив ошибкой
Богатство, знатный род с возвышенным умом
И простодушие с язвительной улыбкой.
1824

Переписка Пушкина с Вяземским помогает нам представить их дружбу. Они вели нескончаемый диалог очень умных людей, в котором обсуждали все новости литературы и политики, все важнейшие вопросы времени. «Часто не соглашаешься с его мыслями, но они заставляют мыслить», – писал о Вяземском Пушкин. «Со мною любил он спорить: и спорили мы до упаду, до охриплости об Озерове, Дмитриеве, Батюшкове и о многом прочем», – вспоминал Вяземский.
В 1830 г. Вяземский поселился в Петербурге, они с Пушкиным видятся почти каждый день, дружат семьями, сотрудничают в «Литературной газете», а затем в «Современнике», встречаются в гостиной Карамзиных, на «субботах» у Жуковского...
Вместе с Жуковским Вяземский дежурил в квартире умирающего Пушкина и потом горько оплакивал его кончину.

О поэзии П.А. Вяземского

Он был воспитан на французской литературе XVII и XVIII вв. и оставался всю жизнь под сильным влиянием французского классицизма, хотя и в 1820-х годах выступал защитником романтизма.

П. Вяземский. Эпиграмма

Недаром, мимо всех живых и мертвецов,
Он русским гением пожалован в Париже:
Отделкой языка, сказать и я готов,
Он к Сумарокову из всех новейших ближе,
А творчеством, огнём и полнотой стихов
Он разве малым чем Хераскова пожиже.
1826

Эпиграмма направлена против поэта и критика Павла Александровича Катенина.

П. Вяземский. Надписи к портретам
1.
Подлец, вертлявый по природе,
Модницкий, глядя по погоде,
То ходит в красном колпаке,
То в рясах, в чёрном клобуке.
Когда безбожье было в моде,
Он был безбожья хвастуном,
Теперь в прихожей и в приходе
Он щеголяет ханжеством.

Модницкий – Магницкий Михаил Леонтьевич (1778-1855), в юности сподвижник Сперанского, впоследствии реакционер; в качестве попечителя Казанского университета был инициатором увольнения из него лучших профессоров за «безбожное направление».
2.
Кутейкин, в рясах и с скуфьёю,
Храм знаний обратил в приход,
И в нём копеечной свечою
Он просвещает наш народ.
1821

Кутейкин – либо тот же Магницкий, либо Рунич Д.П. (1780-1860), попечитель Петербургского университета, который в 1821 г. устроил суд над профессорами, уличив их в «противухристианской проповеди» на лекциях.

Первый успех Вяземскому принесли эпиграммы, осмеивающие литературных ретроградов. В сатирических произведениях, баснях, эпиграммах он высмеивал и отдельных лиц, и общие пороки и свойства людей. В первом периоде в его творчестве значительное место занимает эпикурейская поэзия. Вяземский вступил в литературу певцом наслаждения жизнью, счастливой любви, беспечного бытия в кругу близких, понимающих друзей. В печати же он дебютировал стихотворным «Посланием Жуковскому в деревню» и критическими статьями (1808).
Второй период творчества Вяземского начался в годы политического либерализма – в это время были созданы «свободолюбивые» стихотворения. Лучшие из них: «Петербург» (1818), заканчивающийся воззванием к царю дать конституцию России и уничтожить крепостное право, и «Негодование» (1820), грозящее местью деспотам за угнетение народа. Эти стихотворения отражали настроения известной части дворянства накануне декабрьского восстания и по содержанию были близки пушкинским («Деревне» и «Вольности»).

П. Вяземский «Негодование» (отрывок)

Вам плач надгробный! вам, отступники природы!
Вам, притеснители! вам, низкие льстецы!
Но мне ли медлить? Их и робкую их братью
Карающим стихом я ныне поражу;
На их главу клеймо презренья положу
И обреку проклятью.
Пусть правды мстительный Перун
На терпеливом небе дремлет,
Но мужественный строй моих свободных струн
Их совесть ужасом объемлет.
Пот хладный страха и стыда
Пробьёт на их челе угрюмом,
И честь их распадётся с шумом
При гласе правого суда.
Страж пепла их, моя недремлющая злоба
Их поглотивший мрак забвенья разорвёт
И, гневною рукой из недр исхитив гроба,
Ко славе бедственной их память прикуёт.

В эти же годы Вяземский пережил увлечение поэзией Байрона, наложившей отпечаток на некоторые его произведения (например, «Уныние»).

Vyazemskiy PA

П. А. Вяземский (1865)

В стихотворениях второй половины жизни Вяземского чувствуется влияние поэзии Пушкина. Они полны грустного лиризма, а иногда свидетельствуют о тяжёлой меланхолии и пессимизме автора. Поэт пережил всех близких ему людей (умерли 7 его детей из 8), наблюдал быстрый рост буржуазии и выступление на общественную сцену ненавистной ему демократической интеллигенции. Он чувствовал себя одиноким и чужим всему, что окружало его в последние десятилетия жизни. В стихах он иногда издевался над враждебной ему современностью, но чаще уходил в далёкие воспоминания о прошлом или с тоской изображал своё безотрадное существование.

П. Вяземский

Моя вечерняя звезда,
Моя последняя любовь!
На вечереющий мой день
Отрады луч пролей ты вновь!

Порою невоздержных лет
Мы любим пыл и блеск страстей,
Но полурадость, полусвет
Нам на закате дня милей.
14 января 1855