Марина Цветаева: поэзия и судьба

273099

Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.
Марина Цветаева

Литературное наследие Марины Цветаевой обширно: лирика, 17 поэм, 8 стихотворных драм, мемуарная, историко-литературная и автобиографическая проза. А сколько ещё неопубликованного, потерянного...
Она была большим, настоящим поэтом, но погубленным своим веком. А начиналось все так хорошо. 

Ранняя биография

Марина Ивановна Цветаева родилась 26 сентября 1892 г. в Москве, в интеллигентной семье. Её отец, Иван Владимирович Цветаев (1847-1913), – сын бедного сельского священника, он «вывел себя в люди» сам, став известным филологом и искусствоведом, профессором Московского университета, основателем Музея изящных искусств (сейчас это Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина).

Ivan tsvetaev

Иван Владимирович Цветаев 

Мать – Мария Александровна Мейн (1868-1906) – из семьи немецко-польских аристократов. Была талантливой пианисткой.
Детство, юность и ранняя молодость Марины Цветаевой прошли в Москве и в Тарусе, частично – за границей, где лечилась от туберкулеза ее мать.

Начало творчества

Образование получила обширное, но бессистемное, т.к. училась в различных учебных заведениях в Москве и за границей, слушала даже курс старофранцузской литературы в Сорбонне. Стихи начала писать с 6 лет на трёх языках (русском, французском и немецком).
В возрасте 16 лет тайком от семьи выпустила сборник стихов «Вечерний альбом» тиражом в 500 экземпляров, и его заметили. Положительные отзывы дали В. Брюсов, Н. Гумилев, М. Волошин и др. Волошин написал:

К Вам душа так радостно влекома...
О, какая веет благодать
От страниц «Вечернего альбома»!

М. Цветаева «На прощанье» (Из сборника «Вечерний альбом»)

Мы оба любили, как дети,
Дразня, испытуя, играя,
Но кто-то недобрые сети
Расставил, улыбку тая, —
И вот мы у пристани оба,
Не ведав желанного рая,
Но знай, что без слов и до гроба
Я сердцем пребуду — твоя.

Ты всё мне поведал — так рано!
Я всё разгадала — так поздно!
В сердцах наших вечная рана,
В глазах молчаливый вопрос,
Земная пустыня бескрайна,
Высокое небо беззвёздно,
Подслушана нежная тайна,
И властен навеки мороз.

Я буду беседовать с тенью!
Мой милый, забыть нету мочи!
Твой образ недвижен под сенью
Моих опустившихся век...
Темнеет... Захлопнули ставни,
На всём приближение ночи...
Люблю тебя, призрачно-давний,
Тебя одного — и навек!
1910

Через два года вышел второй поэтический сборник М. Цветаевой – «Волшебный фонарь», который она посвятила Сергею Эфрону, ставшему в 1912 г. её мужем.

М. Цветаева «В пятнадцать лет» (Из сборника «Волшебный фонарь»)

Звенят-поют, забвению мешая,
В моей душе слова: «пятнадцать лет».
О, для чего я выросла большая?
Спасенья нет!

Ещё вчера в зелёные берёзки
Я убегала, вольная, с утра.
Ещё вчера шалила без причёски,
Ещё вчера!

Весенний звон с далёких колоколен
Мне говорил: «Побегай и приляг!»
И каждый крик шалунье был позволен,
И каждый шаг!

Что впереди? Какая неудача?
Во всём обман и, ах, на всём запрет!
— Так с милым детством я прощалась, плача,
В пятнадцать лет.

Увлечение романтикой революции 1905 г. быстро прошло. Потом был культ Наполеона и его сына («орлёнка») – их портреты украшали комнату Марины Цветаевой. Прошло и увлечение поэзией Ростана. А вот любовь к Пушкину и Гёте осталась навсегда. Затем у неё было много открытий в литературе: Лесков, Аксаков, Некрасов, Роллан, Рильке, а также «Нибелунги», «Илиада» , «Слово и полку Игореве»... Характер её также был неровный. Хорошо знавший её в молодости И. Эренбург писал: «Марина Цветаева совмещала в себе старомодную учтивость и бунтарство, пиетет перед гармонией и любовь к душевному косноязычию, предельную гордость и предельную простоту. Её жизнь была клубком прозрений и ошибок».

mts

М. Нахман. Портрет Марины Цветаевой (1913, Коктебель). Это единственный прижизненный портрет поэта

Она любила жизнь и была далека от символистского «неприятия мира здешнего». Но жизнь её не только не баловала, но была к ней слишком жестока. Обездоленность и одиночество – её вечные спутники.

Расцвет творчества

Расцвет творчества М. Цветаевой совпал с годами Первой мировой войны, Октябрьской революции и Гражданской войны. С писательской средой у неё не было особой связи, она держалась особняком, хотя познакомилась с Ф. Сологубом, С. Есениным, О. Мандельштамом, встречалась с Маяковским. Октябрьскую революцию не поняла и не приняла.

Эмиграция

Sergey efron

Сергей Эфрон

В 1922 г. Цветаева вместе с дочерью Ариадной уехала за границу к мужу – Сергею Эфрону, белому офицеру, который пережил разгром Деникина и Врангеля и теперь был студентом в Праге. Эмигрантская её жизнь (Берлин, Прага и Париж) была трудной и нищей. Поначалу в белой эмиграции её приняли как свою и охотно печатали, но затем всё изменилось: она разочаровалась в русском зарубежье, а муж – в своей белогвардейской деятельности. В эмиграции Цветаева также держалась особняком.

390px-Tsvetaeva

Марина Цветаева в 1925 г.

В 1922-1923 гг. она выпустила сборники «Царь-Девица», «Стихи к Блоку», «Разлука», «Психея», «Ремесло», в 1924 г. – один сборник «Мо́лодец», а потом до 1928 г. не появилось в печати ничего.

М. Цветаева

Никуда не уехали — ты да я —
Обернулись прорехами — все моря!
Совладельцам пятёрки рваной —
Океаны не по карману!

Нищеты вековечная сухомять!
Снова лето, как корку, всухую мять!
Обернулось нам море — мелью:
Наше лето — другие съели!

С жиру лопающиеся: жир — их «лоск»,
Что не только что масло едят, а мозг
Наш — в поэмах, в сонатах, в сводах:
Людоеды в парижских модах!

Нами — лакомящиеся: франк — за вход.
О, урод, как водой туалетной — рот
Сполоснувший — бессмертной песней!
Будьте прокляты вы — за весь мой

Стыд: вам руку жать, когда зуд в горсти, —
Пятью пальцами — да от всех пяти
Чувств — на память о чувствах добрых —
Через всё вам лицо — автограф!
1932

Независимость Цветаевой, её смелые эксперименты со стихом раздражали эмигрантских литераторов, и снова она оказалась в одиночестве. О своей жизни там она писала в 1933 г.: «Нищеты, в которой я живу, вы себе представить не можете, у меня же никаких средств к жизни, кроме писания. Муж болен и работать не может. Дочь вязкой шапочек зарабатывает 5 франков в день, на них вчетвером (у меня сын 8 лет, Георгий) живём, т.е. просто медленно подыхаем с голоду». Но в это ужасное время она продолжала писать.

Возвращение

В 1939 г. Цветаева восстанавливает своё советское гражданство и вслед за мужем и дочерью возвращается на родину. Она надеялась, что вернётся в Россию «желанным и жданным гостем», но этого не случилось: мужа и дочь репрессировали. Цветаева поселилась в Москве, занялась переводами, готовила сборник избранных стихотворений. Но началась война. Эвакуация в Чистополь, затем в Елабугу. Трудности и беды преследовали её и на родине. 31 августа 1941 г. она покончила с собой.

800px-Дом Бродельщиковых в Елабуге где погибла Марина Цветаева

Дом в Елабуге: здесь ушла из жизни Марина Цветаева

Творчество

Поэзии Цветаевой присуща особая интонация, неповторимые ритмы, острая экспрессивность. Её стихи – страстный монолог, их не спутаешь со стихами других авторов. Стремление к афористичной четкости формировалось у неё уже с самых ранних поэтических опытов.
Она быстро прогрессировала в творчестве: уверенно пользовалась языком, часто прибегала к разговорным интонациям, уже ранние её стихи поражали энергией и оригинальностью самых простых тем.

М. Цветаева

Идёшь на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала — тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти — слепоты куриной
И маков нарвав букет —
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь — могила,
Что я появлюсь, грозя...
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились...
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед:
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь.
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли...
— И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли.
Коктебель, 3 мая 1913

В стихах 1916-1920 гг. она уже становится мастером. У неё сильный и звонкий поэтический голос, яркий колорит слов, острый диалог. Но романтический дух стихов через некоторое время сменяется на драматический. В её творчестве начинает господствовать песенное начало, чувство России – её природы и истории.

М. Цветаева

Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья.
Я родилась.

Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.

Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть

В 1921 г. она отказывается от песенной манеры и начинает искать новые пути. От лирики она обращается к поэме, к стихотворной трагедии, к историческим персонажам.
В поэзии Цветаевой нет покоя и умиротворенности, она вся – в действии и поступке. Любовь у неё – всегда «поединок роковой». Но все равно ей постоянно не хватало слов для выражения чувств. Она писала: «Безмерность моих слов – только слабая тень безмерности моих чувств».
Стихам Цветаевой, как она и предвосхищала, настал черёд. Читаем их.

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я — поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
— Нечитанным стихам!

Разбросанным в пыли по магазинам,
Где их никто не брал и не берёт,
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черёд.

Коктебель, 13 мая 1913

•••
Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверстую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет всё, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с её насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет всё — как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель и кавалькады в чаще,
И колокол в селе...
— Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

— К вам всем — что мне, ни в чём не знавшей меры,
Чужие и свои?! —
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто — слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне — прямая неизбежность —
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру...
— Послушайте! — Ещё меня любите
За то, что я умру.

8 декабря 1913

•••

Я знаю правду! Все прежние правды — прочь!
Не надо людям с людьми на земле бороться.
Смотрите: вечер, смотрите: уж скоро ночь.
О чём — поэты, любовники, полководцы?

Уж ветер стелется, уже земля в росе,
Уж скоро звёздная в небе застынет вьюга,
И под землёю скоро уснем мы все,
Кто на земле не давали уснуть друг другу.
3 октября 1915

320px-Памятник Цветаевой в Тарусе

Памятник Марине Цветаевой в Тарусе. Архитектор проекта — Борис Мессерер, скульптор — Владимир Соскиев

 На стихи Марины Цветаевой писали музыку композиторы В. Щукин, Т. Гвердцители, П. Мамонов, М. Таривердиев, А Петров, М. Минков, И Крутой – всего создано более 50 песен.