Поэтический гений Байрона

Поэтический гений Байрона

Джордж Гордон Байрон – один из основоположников английского романтизма (наряду с Перси Шелли и Джоном Китсом).

Популярности его творчества способствовали, помимо несомненной одарённости, также оригинальная личность поэта, «живое пламя» его стихов, его драматическая судьба. Но отношение современников было неоднозначным: пылкий восторг – с одной стороны, и злобная ненависть – с другой.

Поэтический гений Байрона

Ричард Весталл. Портрет Байрона (1813)
Будущий поэт родился в Лондоне, в Ньюстедском аббатстве, в 1788 г.

Поэтический гений Байрона

Ньюстедское аббатство – родовое владение Байронов. Разрушено во время тюдоровской секуляризации (изъятия церковной собственности в пользу государства)
Титул лорда не означал богатства. Учился в гимназии, затем в Хэрроу в одной из известнейших и старейших британских частных школ для мальчиков, а затем в Кембриджском университете. Много читал, отлично плавал, ездил верхом, боксировал.

Поэтический гений Байрона

Байрон в 1804 г. Автор портрета неизвестен
Здесь же, в Хэрроу, Байрон написал несколько стихотворений, а в 1807 г. издал свою первую книгу собрания стихов «Часы досуга», которая принесла ему известность. Беспощадная критика на «Часы досуга» явилась в «Эдинбургском Обозрении» лишь спустя год, а за это время молодой поэт успел уже много сочинить, поэтому запоздалую критику воспринял с огорчением, но спокойно. 

Романтические поэмы

Поэтический дар Байрона созрел в бурной атмосфере его эпохи. Национально-освободительное движение в Европе не обошло и Англию: здесь ширились стихийные выступления луддитов (разрушителей машин). С точки зрения луддитов, машины вытесняли из производства людей, что приводило к технологической безработице. Часто их протест выражался в погромах и разрушении машин и оборудования. Молодой поэт в своих стихах и поэмах призывал не мириться с действительностью. В Палате лордов в 1812 г. он произнёс речь в защиту луддитов, за это в 1816 г. вынужден был навсегда покинуть родину. Поселившись в Италии, Байрон примкнул к тайной революционной организации итальянских патриотов – карбонариев. Они задумали освободить свою страну от австрийского ига, но в 1821 г. потерпели поражение.

Поэтический гений Байрона

Памятник Байрону в Риме (Италия)
Летом 1823 г. Байрон отправился в Грецию, чтобы принять участие в борьбе греческого народа против владычества турок. Поэт и умер в Греции в 1824 г., и ее народ оплакал Байрона как своего национального героя.

Поэтический гений Байрона

Памятник Байрону в Афинах (Греция)
В период между 1812-1818 гг. Байрон публикует поэму «Паломничество Чайльд-Га́рольда», в которой выразил чувства тоски и разочарования своего поколения, утомлённого эпохой Великой французской революции и последовавших за ней наполеоновских войн. Чайльд-Гарольд – молодой человек, пресыщенный жизнью и разочарованный в ней, он ищет приключений в незнакомых землях. Эту поэму принято считать автобиографичной. Так появился первый пример байронического героя: человека высокого интеллекта, умеющего легко приспособиться к новым ситуациям и использовать хитрость для собственной выгоды; он образован, воспитан и умён, наделён внешней привлекательностью, стилем и тактом; он непочтителен к любой власти и, таким образом, всегда изгнанник или изгой; он высокомерен и несколько циничен, легко обольщает женщин; образ байронического героя всегда окутан тайной.
В романе «Евгений Онегин» А.С. Пушкин сравнивает Онегина с Чайльд-Гарольдом.

Байрон. Из «Чайльд-Гарольда»

Прости, прости мой край родной!
Ты тонешь в лоне вод.
Ревет под ветром вал морской,
Свой крик мне чайка шлет.
На запад, солнцу по пути,
Плыву во тьме ночной.
Да будет тих твой сон! прости,
Прости, мой край родной!

Не долго ждать: гоня туман,
Взойдет и день опять.
Увижу небо, океан;
Отчизны — не видать.
Заглохнет замок мой родной;
Травою зарастет
Широкий двор; поднимет вой
Собака у ворот.

(Перевод М. Михайлова)

Поэтический гений Байрона

Томас Филлипс. Портрет Лорда Байрона в албанской одежде (1835)
В Европе и России пик байронизма пришёлся на 1820-е годы. В. Белинский писал: «Все заговорили о Байроне, и байронизм сделался пунктом помешательства для прекрасных душ. Вот с этого-то времени и начали появляться у нас толпами маленькие великие люди с печатию проклятия на челе, с отчаянием в душе, с разочарованием в сердце, с глубоким презрением к «ничтожной толпе». Герои сделались вдруг очень дешевы. Всякий мальчик, которого учитель оставил без обеда за незнание урока, утешал себя в горе фразами о преследующем его роке и о непреклонности своей души, поражённой, но не побежденной».

Поэтический гений Байрона

Чайльд Гарольд у мятежных албанцев (сулиотов). Иллюстрация В. Весталла к поэме Д. Байрона «Паломничество Чайльд- Гарольда»
В 1816 г. Джордж Байрон и его друг Перси Биши Шелли посетили Шильонский замок и задержались здесь на два дня из-за проливного дождя. Здесь и была написана романтическая поэма «Шильонский узник».
В 1530-1536 гг. в Шильонском замке был заключён Франсуа Бонивар, настоятель монастыря Святого Виктора. Он противостоял попыткам Карла III Савойского утвердиться в Женеве, за что и был заключён в тюрьму с 1519 по 1521 г. Но это не остановило Бонивара, и он продолжил свою политическую деятельность. В 1530 г. разбойники доставили его к герцогу Савойскому, и вновь он был заключён в подземелье, на этот раз в Шильонском замке. В 1536 г. Бонивар был освобождён жителями Берна.
На русский язык поэма была переведена В.А. Жуковским. Жуковский сам посетил Шильонский замок и подземную темницу Бонивара. В предисловии к своему переводу он писал: «Темница, в которой страдал несчастный Бонивар, выдолблена в гранитном утёсе: своды её, поддерживаемые семью колоннами, опираются на дикую, необтёсанную скалу. На одной из колонн висит ещё то кольцо, к которому была прикреплена цепь Бониварова. А на полу, у подошвы той же колонны, заметна впадина, вытоптанная ногами несчастного, который столько времени вынужден был ходить на цепи своей всё по одному месту».

Отрывок из поэмы Байрона «Шильонский узник»

День приходил, день уходил,
Шли годы – я их не считал:
Я, мнилось, память потерял
О переменах на земли.
И люди наконец пришли
Мне волю бедную отдать.
За что и как? О том узнать
И не помыслил я – давно
Считать привык я за одно:
Без цепи ль я, в цепи ль я был,
Я безнадежность полюбил;
И им я холодно внимал,
И равнодушно цепь скидал,
И подземелье стало вдруг
Мне милой кровлей... там все друг,
Все однодомец было мой:
Паук темничный надо мной
Там мирно ткал в моем окне;
За резвой мышью при луне
Я там подсматривать любил;
Я к цепи руку приучил;
И... столь себе неверны мы! –
Когда за дверь своей тюрьмы
На волю я перешагнул –
Я о тюрьме своей вздохнул.

(Перевод В.А. Жуковского)

Кроме указанных, Байрон сочинил также другие романтические поэмы: «Абидосская невеста» (1813), «Гяур» (1813), «Корсар» (1814), «Манфред» (1817), «Мазепа» (1819), «Каин» (1821), «Лара» и другие. В них, по словам В. Г. Белинского, угадывается «колоссальная, гордая и непреклонная личность» самого поэта. Герои этих поэм порвали с обществом, стали изгнанниками, найдя пристанище на лоне экзотической природы. Им свойственны бурные страсти. Их гордость, воля, стремление к свободе неукротимы. Они ни перед кем не склонят головы. Подобные герои захватывали воображение современников Байрона, которые видели в них борцов за освобождение человеческой личности. Автор этих поэм, по выражению А.С. Пушкина, надолго стал признанным «властителем дум».
В своих романтических поэмах Байрон славил человеческий разум и волю, мужество бунтарей, восстающих против земных порядков и даже против законов самой Вселенной.

Лирика Байрона

Поэтический гений Байрона

Томас Филлипс. Портрет Байрона (1813)

Одновременно с романтическими поэмами Байрон писал любовную и героическую лирику, к которой относится цикл «Еврейские мелодии». Поэт хорошо знал и любил Библию с детства и в «Еврейских мелодиях» сумел передать лиризм и эпичность эпизодов этого памятника древней литературы. В стихотворении «Ты кончил жизни путь, герой!» Байрон говорит о человеке, который сознательно пожертвовал жизнью для блага отечества, и восхищается им.

Ты кончил жизни путь, герой!
Теперь твоя начнётся слава,
И в песнях родины святой
Жить будет образ величавый,
Жить будет мужество твоё,
Освободившее её.

Пока свободен твой народ,
Он позабыть тебя не в силах.
Ты пал! Но кровь твоя течёт
Не по земле, а в наших жилах;
Отвагу мощную вдохнуть
Твой подвиг должен в нашу грудь.

Врага заставим мы бледнеть,
Коль назовём тебя средь боя;
Дев наших хоры станут петь
О смерти доблестной героя;
Но слёз не будет на очах:
Плач оскорбил бы славный прах.

(Перевод А. Плещеева)

В этом цикле есть стихотворения, навеянные также личными воспоминаниями и переживаниями поэта.

Душа моя мрачна. Скорей, певец, скорей!
‎Вот арфа золотая:
Пускай персты твои, промчавшися по ней,
‎Пробудят в струнах звуки рая.
И если не навек надежды рок унес,
‎Они в груди моей проснутся,
И если есть в очах застывших капля слез —
‎Они растают и прольются.

Пусть будет песнь твоя дика. Как мой венец,
‎Мне тягостны веселья звуки!
Я говорю тебе: я слез хочу, певец,
‎Иль разорвется грудь от муки.
Страданьями была упитана она,
‎Томилась долго и безмолвно;
И грозный час настал — теперь она полна,
‎Как кубок смерти, яда полный.

(Перевод М.Ю. Лермонтова)

После поражения Наполеона при Ватерлоо и последовавших за этим политических событий в Англии и Франции Байрон написал ряд произведений о Наполеоне: «Прощание Наполеона», «С французского», «Звезда Почетного легиона» и др. В цикле о Наполеоне Байрон занимал антишовинистическую позицию, считая, что Англия, ведя войну с Францией и Наполеоном, принесла много бедствий своему народу.

Байрон «Прощание Наполеона»

Прощай, о страна, над которой восстала
Тень славы моей, что росла без границ!
В анналы твои моя доблесть вписала
Немало блестящих и мрачных страниц.
Когда, завлеченный побед метеором,
Свернувши с пути, проиграл я войну,
Меня трепетали народы, которым
Был страшен я даже в позорном плену.
Прощай же, о Франция! Венчан тобою,
Тебя превратил я в бесценный алмаз;
Ты пала, подкошена трудной борьбою,
С тобою расстаться я должен сейчас.
Сердца ветеранов отчаянье ранит,
Хотя одолели мы множество бед;
Орел мой, орел мой уже не воспрянет
К высокому солнцу, к светилу побед.
Прощай же, о край мой! Но если свободы
Ты снова услышишь знакомый призыв –
Фиалок надежды увядшие всходы
Ты вновь оживишь, их слезой оросив.
Меня призовешь ты для гордого мщенья,
Всех недругов наших смету я в борьбе,
В цепи, нас сковавшей, есть слабые звенья:
Избранником снова вернусь я к тебе!

(Перевод В. Луговского)

Любовная лирика Байрона отличается необыкновенным богатством и разнообразием: в ней и благородство, и нежность, и глубокий гуманизм. В сборнике «Еврейские мелодии» Байрон создаёт свой идеал любви. Настоящими жемчужинами поэзии являются его стихи «Подражание Катуллу», «В альбом», «Афинянке», «К Тирзе», «Решусь», «На вопрос о начале любви», «Подражание португальскому», «Разлука», «О, если там, за небесами», «Ты плакала», «Стансы к Августе» и др.

Байрон «Подражание Катуллу»

О, только б огонь этих глаз целовать
Я тысячи раз не устал бы желать.
Всегда погружать мои губы в их свет –
В одном поцелуе прошло бы сто лет.

Но разве душа утомится, любя.
Все льнул бы к тебе, целовал бы тебя,
Ничто б не могло губ от губ оторвать:
Мы все б целовались опять и опять;

И пусть поцелуям не будет числа,
Как зернам на ниве, где жатва спела.
И мысль о разлуке не стоит труда:
Могу ль изменить? Никогда, никогда.

(Перевод А.А. Блока)

В поэзии Байрона раскрылось богатство его души, взволнованной глубокими страстями, восторгом перед красотой искусства и природы.
В своём незаконченном стихотворном романе «Дон-Жуан» (1818-1823), который Пушкин считал шедевром, Байрон воспевает поэтическую любовь Жуана и Гайдэ, одновременно рассказывая о жизни и нравах людей, о природе. Осмеивает торгашество, лицемерие, ханжество, бичует реакционных правителей европейских государств:

Я возглашаю: камни научу я
Громить тиранов!
Пусть не говорит
Никто, что льстил я тронам!
Вам кричу я:
- Потомки!
Мир в оковах рабской тьмы,
Таким, как был он, показали мы!