Древняя японская поэзия

Древняя японская поэзия

В глубокой древности в японской культуре процветало устное творчество: песни, легенды, сказки. Народ ещё не имел своей письменности.

Литературная поэзия родилась в эпоху раннего феодализма (VII-XII вв.). Она ведет свое начало от народной песни.
Японская письменность сформировалась из китайской. В современном японском языке используется три основных системы письма: кандзи (иероглифы китайского происхождения) и две слоговые азбуки, созданные в Японии: хирагана и катакана, вместе они составляют систему каны. в которой один символ выражает одну мору (время, требуемое для произнесения краткого слога) В Японии эта система называется «смешанное письмо иероглифами и каной».
Древнейшими памятниками архаической японской литературы являются песни, включённые в древние летописи Кодзики и Нихон сёки, предположительно относящиеся к VI-VII вв. Они чужды основных черт позднейшей японской поэзии (склонности к мечтательному созерцанию природы, любви к цветам, птицам и т.д.) и представляют собой лишь археологический интерес, характеризуя первобытных японцев как воинственный, самоуверенный, весёлый народ, храбрый в сражениях, любивший пиры с застольными песнями, торжества с приветственными и поздравительными песнями, живший простыми наивными чувствами. 

Японская поэзия Нарского периода (710-784). Танка

Именно в Нарский период создалась и навсегда укоренилась в японской поэзии танка – короткое стихотворение из пяти стихов, каждый по пять и семь слогов поочерёдно. Так как японский язык состоит в основном из кратких слогов (одна гласная или гласная с согласной), то есть все слоги кончаются на одну из 5 гласных, все одинаковой длины и одинаковы по ударению, то не может быть ни рифм, ни ритма, основанного на смене длинных и кратких слогов. Единственное отличие поэзии от прозы в японском языке – последовательное чередование пяти- и семисложных строк, это и есть основной принцип танки.
«Танка» буквально означает «короткая песня». Она немногословна, музыкальна и полна глубокого чувства.
В VIII в. любители и знатоки стихов и песен составили большую антологию «Собрание мириад листьев». В антологию вошли творения знаменитых поэтов VII-VIII вв.: Акахито, Хитомаро, Окура и песни простых крестьян и рыбаков. «Собрание мириад лепестков» – величайший памятник древней поэзии, известный во всем мире.

В глубине в горах
топчет красный клёна лист
стонущий олень.
Слышу плач его... во мне
вся осенняя печаль.

(Поэт Сарумару-даю)

Ки́-но Цураю́ки (ок. 866-945 или 946) – японский поэт, прозаик, филолог.

Древняя японская поэзия

Писал в жанре танка. Один из 36 бессмертных поэтов. Его «Личное собрание» включает 440 стихотворений-танка.

Дымкой осенены,
На ветвях набухают бутоны.
Снегопад по весне —
Будто бы, не успев распуститься,
Облетают цветы с деревьев...
***
‎Не знаю, право,
возможно ли возделать
‎людское сердце;
но пахнут, как и раньше
цветы в селеньи древнем.

(Перевод Н. Бахтина (Новича))

Классическая японская литература, Хэйанский период (794-1185)

Данный период носит название города Хэйан-кё («город мира», современный Киото), куда в 794 г. была перенесена столица империи из Нары. Этот период считается классическим – национальная литература испытывала высокий расцвет в связи с влиянием китайской литературы и буддизма. Но литература этого периода была аристократической. Её собенность – в преобладании женского творчества. Главнейшие произведения этой эпохи написаны женщинами, занимавшими тогда видное и свободное положение, поэтому её характер изысканный и семейно-благопристойный. В этот период также преобладала танка.

В эту весеннюю ночь,                   Древняя японская поэзия
Ночь бесформенного мрака,
Краски сливовых цветов
Увидать нельзя,
Но может ли быть скрыто благоухание их?

(Из сборника «Кокинсю»)

С тех пор, как я тебя увидела во
сне, я пестрокрылый сон считаю
чудеснейшим подарком темной ночи
и не хотела б спать без сновидений.

(Автор г-жа Оно-но Комати, пер. А. Брандта)

В цвету стояли вишни. Чёрной гривой
взлетали волосы мои, когда я танцевал.
‎В цвету стояли вишни и блестел на
ветках свежий цвет. Я поседел.
‎И с новою весною те же вишни стоят
в цвету. Я сед как лунь. В раздумьи
я стою.

(Автор Ки-но Томонори, пер. А. Брандта)

Ты далеко, и свидеться с тобою нет
надежды.
‎Вот почему, от слёз пролитых,
рукава моей одежды бывают влажны по
ночам.

(Автор Аривара-но Нарихира, пер. А. Брандта)