Поэзия Древнего Рима

Овидий

Вергилий своей «Энеидой» положил начало великой римской литературе. Оставалось совсем немного до наступления новой эры.

Но разве до Вергилия не было в Древнем Риме настоящей литературы? Литература была: весёлые комедии Плавта, поэма мыслителя-материалиста Лукреция «О природе вещей», лирические стихотворения Катулла. Но все это не было ещё классической национальной римской поэзией. Как у нас в России были поэты допушкинской эпохи, подготовившие явление поэта, создавшего русскую национальную литературу. Именно эта миссия – создание национальной римской поэзии – выпала на долю Вергилия и Горация.
Поэму Вергилия «Энеида» признали лучшим классическим произведением римской поэзии. В её основе миф о том, что их предок (троянец Эней, сын богини Венеры) приплыл в Италию после падения Трои. Римляне хотели показать, что история их народа такая же древняя, как и история греков. 

Гай Валерий Катулл (около 87 г. до н.э. – около 54 г. до н.э.)

Поэзия Древнего Рима

Современный памятник (бюст) Катуллу в Сирмионе (Италия)
Гай Вале́рий Кату́лл – один из наиболее известных поэтов Древнего Рима и главный представитель римской поэзии в эпоху Цицерона и Цезаря.
Родился в Вероне. Предполагают, что его отец был землевладельцем, известно, что в их доме гостил Цезарь. Позже Катулл переселился в Рим, где вёл легкомысленную жизнь.
Сочинял ямбы, эпиграммы и любовные стихи. Сохранилось примерно 116 стихотворений Катулла.
Умер в Риме очень рано: в возрасте около 30 лет.

Катулл «На смерть воробья»

Плачьте, Грации, со мною,
С поколением людей,
Одаренных красотою:
Умер бедный воробей
Милой девушки моей,
Воробей, утеха милой,
Радость друга моего,
Тот, кого она хранила
пуще глаза своего!
Как он ласков был с тобою!
как младенец мать свою,
Знал он милую мою.
Неразлучен с госпожою,
Он попрыгивал вокруг
И чириканьем, порою,
Веселил и нежил слух.
А теперь – увы! – он бродит
По печальным берегам
Той реки, с которой к нам
Вновь никто уж не приходит.
прочь из глаз, скорее ночь,
Ты, что мчишь в Аид с собою
Всё, что блещет красотою!
Этот ласковый тобою
Похищенный воробей!
О судьба! О мой несчастный!
Чрез тебя глаза прекрасной
Милой девушки моей
От горючих слез распухли,
Покраснели и потухли.

(Перевод Н. Гербеля)

Катулл

Любовь и ненависть кипят в душе моей.
Быть может: «Почему?» — ты спросишь. Я не знаю,
Но силу этих двух страстей
В себе я чувствую и сердцем всем страдаю.

(Перевод Ф. Корша)

Тит Лукреций Кар (около 99 г. до н. э. – 55 г. до н. э.)

Поэзия Древнего Рима

Римский поэт и философ, последователь учения Эпикура (древнегреческий философ Эпикур проповедовал принцип «живи неприметно» и считал, что нужно идти по жизни, не привлекая к себе внимания; не стремиться к славе, власти или богатству, а наслаждаться маленькими радостями жизни: вкусной едой, компанией друзей и т. д.).
Основной труд Лукреция – философская поэма «О природе вещей». Он считал, что целью жизни человека должна быть атараксия (душевное спокойствие, невозмутимость), аргументированно отвергал боязнь смерти, саму смерть и потустороннюю жизнь: по его мнению, материя вечна и бесконечна, а после смерти человека его тело обретает иные формы существования.

Цитаты из произведений Лукреция

Выражай смертными словами бессмертные вещи.
Дырявого кувшина не наполнишь.
Если чувства будут не истинны, то и весь наш разум окажется ложным.
Некоторые изнашивают свои жизни ради статуй и славы («О природе вещей»).
Нет ничего, на что бы ни дерзнуло воображение человека.
Ничто, по-видимому, не совершается столь же быстро, как то, что замышляет и приводит в исполнение сам ум.
После того как тело расслабили тяжкие удары времени, после того как руки и ноги отяжелели, утратили силу, разум тоже начинает прихрамывать, язык заплетается и ум убывает.
Человек сам не знает, чего он хочет, и постоянно ищет перемены мест, как будто это может избавить его от бремени.

Пу́блий Ови́дий Назо́н (43 г. до н.э. – 17/18 г. н.э.)

Поэзия Древнего Рима

Древнеримский поэт, автор поэм «Метаморфозы» и «Наука любви», а также «Любовных элегий» и «Скорбных элегий». По одной из версий, был сослан из Рима в западное Причерноморье из-за несоответствия пропагандируемых им идеалов любви официальной политике императора Августа в отношении семьи и брака. В ссылке провёл последние годы жизни. Его творчество оказало сильное влияние на европейскую литературу, в том числе на Пушкина – в 1821 г. он посвятил ему послание в стихах.

Последняя ночь в Риме (Отрывок из первой книги Овидия «Скорбные элегии»)

Только предстанет очам той ночи печальной картина,
Ночи последней, когда с Римом прощалась душа,
Только припомню, как я покидал всё, что дорого сердцу,
И набегает слеза - медленной каплей ползет.
Время к рассвету текло, когда из Италии милой
Мне удалиться велел Цезарь, как Цезарь велит.
Срок для сборов был скуп: ни с духом собраться, ни с мыслью...
Ошеломленный, немой, долго я был в забытьи.
Не было сил поручить провожатым и слугам заботу
Денег, одежды запас, нужный изгнаннику, взять.
Словно столбняк на меня... Как громом небес пораженный.
Смертью не принят, живой: жив иль не жив - не пойму.
Всё же затменье ума пересилила горесть разлуки:
Я из беспамятства тьмы медленно к свету пришел
И огорченным друзьям в утешение вымолвил слово:
Да, поредела толпа - двух или трех насчитал.
Сам я рыдал, и меня, рыдая, жена обнимала.
По неповинным щекам слезы струились дождем.
За морем дочь, далеко - у прибрежья Либийской пустыни,
Не долетала туда грустная весть обо мне.

(Перевод Я. Голосовкера)

Децим Юний Ювенал (около 60 г. – около 127 г. н.э.)

Поэзия Древнего Рима

Римский поэт-сатирик. Родился в античной Италии в первые годы правления Нерона. Был отлично образован – следовательно, происходил из богатой семьи.
Обращение к жанру сатиры объясняет тем, что, наблюдая развращённость своего времени, не может не писать сатиры.

Отрывок из сатиры Ювенала

Когда среди холмов расслабленного Рима
Один слепой разврат всё давит несдержимо,

Когда опоры нет для честного труда,
И так податлива на подкупы нужда, —

Уйдём мы в те места, где биться перестало
Крыло разбитое изгнанника Дедала.

Пока я бодр ещё под серебром седин,
Пока я без клюки брести могу один,

И у Лахезы есть ещё остаток пряжи –
Бегу из города корысти и продажи.

(Перевод Д. Минаева)

Отрывок из сатиры Ювенала

Бедняк! под ветхою, изорванной одеждой
Ты не дразни себя обманчивой надеждой,

Чтоб участью твоей мог тронуться богач!
Смотри: проснулся Рим! повсюду мчится вскачь

Толпа бездельников, с улыбкою нахальной
Встречающих твой взор, усталый и печальный.

(Перевод Д. Минаева)

Гораций (Квинт Гора́ций Флакк, 65 г. до н. э. – 8 г. до н.э.)

Поэзия Древнего Рима

Антон фон Вернер. Портрет Горация
Древнеримский поэт «золотого века» римской литературы. Его творчество приходится на эпоху гражданских войн конца республики и первые десятилетия нового режима Октавиана Августа.
Родился в семье вольноотпущенного (отпущенные на свободу или выкупившиеся рабы). Такое происхождение рассматривалось как социальная неполноценность, которая окончательно сглаживалась только в следующем поколении. Это обстоятельство оказало определённое влияние на мировоззрение и творчество Горация. Когда будущий поэт был ребёнком, его отец переехал в Рим, чтобы дать сыну хорошее столичное образование, которое могло бы ввести его в более высокие общественные круги. В эти круги он и вошёл впоследствии: дружил с поэтами Вергилием, Луцием Руфом, а также Меценатом – древнеримским государственным деятелем и покровителем искусств, личным другом Октавиана Августа. Имя Мецената как поклонника изящных искусств и покровителя поэтов стало нарицательным.

Поэзия Древнего Рима

Ф.А. Бронников «Гораций, читающий свои "Сатиры" Меценату» (1863)
До нас дошли все произведения Горация: сборник стихов «Ямбы» (или «Эподы»), две книги сатир («Беседы»), четыре книги лирических стихотворений («Оды»), юбилейный гимн «Песнь столетия» и две книги посланий. В знаменитой 30 Оде (третья книга) Гораций говорит о своём поэтическом бессмертии. Эта ода имеет многочисленные подражания, из которых наиболее известны подражания Державина и Пушкина.
Мы приведём здесь и другие подражания, менее известные.

М.В. Ломоносов Л. Миропольский. Портрет М. Ломоносова

Я знак бессмертия себе воздвигнул
Превыше пирамид и крепче меди,
Что бурный аквилон сотреть не может,
Ни множество веков, ни едка древность.
Не вовсе я умру, но смерть оставит
Велику часть мою, как жизнь скончаю.
Я буду возрастать повсюду славой,
Пока великий Рим владеет светом.
Где быстрыми шумит струями Авфид,
Где Давнус царствовал в простом народе,
Отечество мое молчать не будет,
Что мне беззнатной род препятством не был,
Чтоб внесть в Италию стихи эольски 
И перьвому звенеть Алцейской лирой.
Взгордися праведной заслугой, муза,
И увенчай главу Дельфийским лавром.

(1747)

Г.Р. Державин

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.

Так! – весь я не умру, но часть меня большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастёт моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить. В. Боровиковский. Портрет Г. Державина

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Чёрных,
Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчётных,
Как из безвестности я тем известен стал,

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину царям с улыбкой говорить.

О Муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринуждённою рукой неторопливой
Чело твоё зарёй бессмертия венчай.

К. Батюшков. Подражание Горацию Н. Уткин. Портрет К. Батюшкова

Я памятник воздвиг огромный и чудесный,
Прославя вас в стихах: не знает смерти он!
Как образ милый ваш и добрый и прелестный
(И в том порукою наш друг Наполеон)
Не знаю смерти я. И все мои творенья,
От тлена убежав, в печати будут жить:
Не Аполлон, но я кую сей цепи звенья,
В которую могу вселенну заключить.
Так первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетели Елизы говорить,
В сердечной простоте беседовать о боге
И истину царям громами возгласить.
Царицы царствуйте, и ты, императрица!
Не царствуйте цари: я сам на Пинде царь!
Венера мне сестра, и ты моя сестрица,
А кесарь мой — святой косарь.

(1826)

А. Фет. К Мельпомене И. Репин. Портрет А. Фета

Воздвиг я памятник вечнее меди прочной
И зданий царственных превыше пирамид;
Его ни едкий дождь, ни Аквилон полночный,
Ни ряд бесчисленных годов не истребит.

Нет, весь я не умру, и жизни лучшей долей
Избегну похорон, и славный мой венец
Все будет зеленеть, доколе в Капитолий
С безмолвной девою верховный ходит жрец.

И скажут, что рожден, где Ауфид говорливый
Стремительно бежит, где средь безводных стран
С престола Давн судил народ трудолюбивый,
Что из ничтожества был славой я избран
За то, что первый я на голос эолийский
Свел песнь Италии. О, Мельпомена, свей
Заслуге гордой в честь сама венец дельфийский
И лавром увенчай руно моих кудрей.

(1854)

Наконец, А.С. Пушкин «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...»

                                                                                      Exegi monumentum
Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не заростет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной О Кипренский. Портрет А. Пушкина
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгуз, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокой век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно,
‎И не оспоривай глупца.

(1836)

Вергилий (Пу́блий Верги́лий Маро́н, 70 г. до н. э. – 19 г. до н. э.)

Поэзия Древнего Рима

Бюст Вергилия у входа в его склеп в Неаполе
Римский поэт. Родился в незнатной, но зажиточной семье. Бо́льшую часть своей небогатой событиями жизни провёл в Неаполе и его окрестностях, иногда появляясь в Риме. Писать стихи начал рано. В 39 г. до н. э. был опубликован цикл пастушеских стихов «Буколики».
Вместе с Горацием состоял в литературном кружке, сформированного вокруг Мецената. В 29 г. до н. э. закончил дидактический эпос о земледелии «Георгики» и начал работу над «Энеидой». Это поэма об истоках римской истории, задуманной как латинский «ответ Гомеру». Закончить это произведение он не успел и хотел сжечь рукопись перед смертью, но «Энеида» всё же была издана и стала для Рима основополагающим национальным эпосом.
Вергилий рано умер. Получив в результате своего творчества огромную славу и материальные блага, он всё же тяготился жизнью поэта и хотел бросить её ради философии, но не успел это сделать из-за ранней смерти.

Вергилий. Отрывок из шестой песни поэмы «Энеида»

Не спрашивай, мой сын, о горестной сей трате.
Покажет только рок и вмиг его похитит.
Чрез меру римский род вам силен показался.
О боги! если бы сей дар остался нам!
Какие вслед за ним стенанья устремятся!
И ты, о Тиберин, какой увидишь плач,
Как мимо новыя гробницы покатишься!
Никто б из юношей от рода илионска
Так Рима не вознес, и Ромулов бы град
Питомцем таковым вовек не похвалился.
О благочестие, о верность древних лет!
Непобедимая десница на войне!
Никто бы с ним не мог безбедно в бой вступить,
Хотя бы на врагов он пеший подвизался,
Хотя бы на коне он бурном прилетал.
Ах! отрок жалостный! коль прейдешь жребий свой,
Маркелл ты будешь. Ах! где свежие лилеи?..
Багряные цветы ему рассыплю в честь:
Я душу отрока сим даром успокою
И тщетный долг свершу.

(Перевод М. Муравьёва)

Цитаты из произведений Вергилия

Время уносит всё («Эклоги», IX, 51).
Всякого влечёт своя страсть («Буколики», II, 63).
Выбирая богов, мы выбираем свою судьбу.
Любовь побеждает всё («Эклоги», X, 69).
Мы должны стремиться не к тому, чтобы нас всякий понимал, а к тому, чтобы нас нельзя было не понять.
Молва – это бедствие, быстрее которого нет ничего на свете.
Мудрость сильнее рока.
Никто не может быть ни всезнающим, ни всемогущим.
Опыт – самый лучший наставник.
Слепой случай меняет всё.
Смелым помогает судьба.
Сокрытие зла питает и оживляет его.
Счастлив тот, кто смог узнать причины вещей.
Если бы в нас оставалось хоть несколько доблести прежней!
Тот для меня и счастливее всех и доблестью лучше,
Кто, не желая дожить до такого позора, на бранном
Поле погиб и праха устами вкусил, умирая.

(Все необозначенные цитаты – из «Энеиды»)

В поэме «Энеида» рассказывается о том, как корабли Энея, спасшиеся от страшной бури, причали¬вают к берегам Африки, где пунийская царица Дидона возводит свой город Карфаген. Эней рассказывает ей о своей судьбе: о том, как пала Троя, как спасся он из горящего города и с немногими товарищами решил отыскать неизвестную землю, где по велению оракула они должны основать новый город. Дидона и Эней полюбили друг друга. Прервав свой путь, долгие дни и месяцы троянцы проводят в Карфагене. Однажды во сне Энею является вестник богов Меркурий и требует, чтобы Эней свершил то, что назначено судьбой: основал город, новую родину для своих потомков. Эней тайно покидает Дидону и отплывает из Карфагена. Не в силах вынести разлуки Дидона пронзает себя мечом. А Эней продолжает свой путь и наконец достигает берегов Италии. Здесь, чтобы узнать о своей грядущей судьбе, он спускается в страшную Аверискую пещеру, в царство мертвых. Перед ним про¬ходят величественные образы будущих героев римского народа. Воодушевленный этими видениями, Эней ведет своих спутников, чтобы создать поселение на этой земле. Энею и его товарищам пришлось выдержать долгую войну с местными племенами, прежде чем они заложили заветный город Альба-Лонга. От царей Альба-Лонги родился Ромул, основатель Рима, а сын Энея Асканий стал прародителем римского рода Юлиев, к которому принадле¬жит император Август.
Так в поэме переплетается общее для греков и римлян мифическое прош¬лое и утверждение особенного величия Риму в настоящем.

Поэзия Древнего Рима

Жан-Батист Жозеф Викар «Вергилий читает «Энеиду» Августу и Октавии» (картина написана около 1800 г.)
Для римских писателей «Энеида» навсегда осталась непревзойденным образцом. Вергилий создал классический римский эпос, а его друг и современник Гораций – классическую римскую лирику.