Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустодиев. Автопортрет

Такие красочные полотна мог создавать только тот, кто жадно любил жизнь и умел ею радоваться.
Он восхищался красотой мира, любил Россию – её улицы и цветы, её будни и праздники, её женщин и детей. Картины Кустодиева наполнены не только красками, но и звуками, запахами, впечатлениями детства. Провинциальные города на его картинах похожи и на родную Астрахань, и на Кострому, и на Ярославль. И все эти города наполнены главными его героями – купцами и купчихами.

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустолиев «Купчиха за чаем» (1918). Холст, масло. 120 x 120 см. Государственный Русский музей (Санкт-Петербург)
Хотя позировала художнику для этой картины совсем не купчиха, а баронесса из Астрахани Галина Адеркас, сути дела это не меняет.
В это время Кустодиев состоял в художественном объединении «Мир искусства». Его интересовал провинциальный быт. И своих купчих он изображал в виде богинь, воплотивших мечтания народа о счастье, сытости и достатке. Конечно, русский идеал женской красоты на его полотнах несколько преувеличен, ироничен и не лишён вымысла. «Кустодиевские красавицы» населяют некий не совсем реальный мир, скорее, сказочный, созданный воображением художника. И вот этот мир с его патриархальным укладом, чаепитиями, ярмарками и гуляньями уже начал разрушаться – произошла Октябрьская революция. «Купчиха за чаем» – это, возможно, прощальный памятник старой России.
Обычно такое обильное чаепитие совершалось после обеденного сна. На картине мы видим пышную белотелую молодую женщину, купчиху, которая сидит за столом на балконе деревянного особняка. В одной руке она держит фарфоровое блюдечко, кокетливо оттопырив пухлый мизинец, а другую положила на край стола. Она хороша собой, пышет здоровьем и вполне довольна собственной жизнью. Рядом ластится кот, лицом похожий на свою хозяйку.
На столе – целый натюрморт: пузатый ведёрный самовар, на нём стоит заварочный чайник, вокруг на столе расставлена дорогая посуда: сахарница, молочник, вазочка с вареньем и чашка с блюдцем; различная еда: кренделя, булочки, печенье, кекс с изюмом, фрукты. Рядом с самоваром стоит расписной деревянный ларец с рукоделием, который понадобится уже после чаепития.
Купчиха сидит на террасе на фоне голубого облачного неба. День уже клонится к вечеру. На заднем плане за её спиной видна панорама города и чаепитие на балконе соседнего дома: другая купеческая семья (старик с женой) не спеша пьёт чай.

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустодиев «Красавица» (1915). Холст, масло. 141 × 185,5 см. Государственная Третьяковская галерея (Москва)
Картина существует в нескольких вариантах: 1915,1918, 1919 и 1921 гг. Красавица-купчиха только что пробудилась ото сна и ещё не определилась с дальнейшими действиями: то ли вставать, то ли ещё понежиться в постели. Она полусидит на перине.
Как и на предыдущей картине, позирует художнику не настоящая купчиха, а актриса Московского Художественного театра Фаина Шевченко, обладавшая пышными формами. Конечно, образ утрирован и вряд ли уже связан с определённой личностью. Работа выполнена с элементами лубка в стиле русского романтизма.

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустодиев «Русская Венера» (1926). Холст, масло. 200 × 175 см. Нижегородский государственный художественный музей (Нижний Новгород)
Данная картина продолжает галерею женских типов.
Но сначала была картина Кустодиева «На террасе».

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустодиев «На террасе» (1906). Холст, масло. 134 x 97 см. Нижегородский государственный художественный музей
На террасе «Теремa» – дома, построенного художником неподалеку от Кинешмы, для летнего отдыха своей семьи, пьют чай сам Борис Михайлович с женой, Юлией Евстафьевной; Василий Александрович Кастальский (1866 - 1942), близкий друг и муж сестры, Александры Михайловны, сын Кирилл и Ирина с няней.
В 1925 г. холст был перевернут, и на его обратной стороне написана картина «Русская Венера».
Картина была написана в ленинградской квартире художника. К тому времени Кустодиев уже тяжело белел (туберкулёз позвоночника). Он испытывал сильные боли, а между тем именно в этот 15-летний период его тяжёлой болезни им созданы наиболее оптимистичные и яркие полотна. На своей картине художник показал собирательный образ русской деревенской красавицы, которая выходит из мыльной пены.
Позировала Кустодиеву его дочь Ирина. «Я решил писать большую картину – Венеру, русскую Венеру. Это будешь и ты и не ты, тип русской женщины. Она не будет лежать обнаженной на темном бархате, как у Гойи, или на лоне природы, как у Джорджоне. Я помещу свою Венеру – ты знаешь куда? – в баню. Тут обнаженность целомудренной русской женщины естественна, закономерна».

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустодиев «Масленица» (1916). Холст, масло. 61 х 123 см. Государственный Русский музей (Петербург)
Тема русских национальных праздников занимает особое место в творчестве Бориса Кустодиева. Ярким примером таких работ являются картины «Масленица». Первые три картины на эту тему написаны в 1916 г., затем новые версии созданы в 1917, 1919, а в 1921 г. портрет Ф. Шаляпина написан на фоне масленичных гуляний.

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Обычно действие картин происходит в городе, но не каком-то конкретном, а собирательном. Сюжет картин создаётся из отдельных сцен (катание на санях, ледяные горки, балаган), а персонажами являются люди разных сословий: купцы, крестьяне, торговцы, студенты, офицеры, музыканты. Атмосфера праздника передается художником через насыщенный и яркий цвет.

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Художник смотрит на происходящее как бы сверху, с холма.
Искусствоведы отмечают, что картинах Кустодиева, посвящённых масленице, отразилось его увлечение живописью старых нидерландских мастеров – например, Питера Брейгеля Старшего. Это сходство – в обилии мелких деталей и сцен, в особенностях ракурса (взгляд на происходящее с высокой точки), а также любовь к обыденной жизни простых людей, умение увидеть в этой жизни свои прелести и поэзию. Сам художник писал об этом так: «В своих работах хочу подойти к голландским мастерам, к их отношению к родному быту... Голландские художники любили жизнь простую, будничную, для них не было ни «высокого», ни «пошлого», «низкого», все они писали с одинаковым подъемом и любовью».
Не следует забывать, что эти красочные, радостные картины писал тяжело больной человек, прикованный к инвалидному креслу. И весь этот изображённый им праздничный мир он помнил с детства, а последние 15 лет своей жизни смотрел на мир только из окна своей квартиры и писал фактически лёжа. Но в мире тогда бушевала Первая мировая война, а затем революция и гражданская война... «Любовь к жизни, радость, бодрость, любовь к своему, «русскому» — были всегда единственным «сюжетом» моих картин», – так сам Борис Кустодиев охарактеризовал свое творчество в конце жизни.

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустодиев «Ярмарка» (1910). Саратовский музей им. А.Н. Радищева (Саратов)

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустодиев «Гулянье на Волге» (1909). Государственный Русский музей (Петербург)

Борис Михайлович Кустодиев (1878-1927)

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустодиев. Автопортрет (1912). Картон, темпера, гуашь. 100 × 85 см. Галерея Уффици (Флоренция, Италия)
Б.М. Кустодиев родился в Астрахани в семье профессора философии, истории литературы и преподавателя логики в местной духовной семинарии. Но отец умер, когда Борису едва исполнилось 2 года. В Астрахани он получил первые уроки живописи, а затем учился в Академии художеств в Петербурге в мастерской Ильи Репина. Студентом Кустодиев помогал Репину в работе над монументальным полотном «Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года».
Борис Кустодиев был прекрасным и тонким портретистом. Получив по окончании Академии золотую медаль, он отправился в пенсионерскую поездку за рубеж и по России. В декабре 1903 г. вместе с женой и сыном приехал в Париж, а затем побывал в Германии, Италии, Испании, где изучал и копировал работы старых мастеров.
По возвращении из Европы он становится членом Академии художеств и различных художественных групп, сообществ и кружков, самым знаменитым из которых был «Мир искусства». Его продолжает занимать крестьянский и народный быт, создаются серии «Деревенские праздники» и «Ярмарки».
Б.М. Кустодиев много работал в жанре иллюстрации и книжной графики: исполнил циклы иллюстраций к произведениям Лескова «Штопальщик» (1922), «Леди Макбет Мценского уезда» (1923) и стихотворениям Н.А. Некрасова.

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Как и многие современные ему художники, Кустодиев работал и в театре, создавая такие же красочные, как и картины, декорации. Успехом Кустодиева стали его работы по оформлению в 1918-1920 гг. оперных спектаклей Большого оперного театра Народного дома «Царская невеста» и (1920), «Снегурочка» Н.А. Римского-Корсакова. Были созданы эскизы декораций, костюмы и бутафория к опере А. Серова «Вражья сила» (1921).

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустодиев. Эскиз декораций к опере Н.А. Римского-Корсакова «Царская невеста»
После 1917 г. художник участвовал в оформлении Петрограда к первой годовщине Октябрьской революции, рисовал плакаты, лубки и картины на революционную тематику.

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева

Б. Кустодиев «Большевик» (1920). Холст, масло. 101 × 141 см. Государственная Третьяковская галерея (Москва)
Гигантская фигура большевика держит в руках развевающийся красный флаг и идёт по заполненной толпой улице между дворцов и домов. Кажется, он идёт прямо к церкви, ставшей помехой на его пути в «светлое будущее». Кустодиев пытался осмыслить причины и последствия Октябрьской революции 1917 г., в результате которой к власти пришли большевики. В этой картине он прибегает к аллегории, которая вообще-то была ему не свойственна. Но «чувство стихийного в большевизме» художник смог выразить именно через аллегорию, показав большевика как некоего нового бога, выражающего волю большинства. Большевик неотделим от народа, он часть его, он силён величием идей, владеющих умами всех».
К аллегории Кустодиев обратился ещё в 1906 г. при создании картины «Жупел революции».

Буйство красок на картинах Бориса Кустодиева
Б. Кустодиев «Жупел революции» (1906)
В переносном смысле жупел – нечто пугающее, внушающее ужас, страх.
Он изобразил на картине кровавое и жестокое подавление мятежа на Пресне во время декабрьского восстания 1905 г. в Москве: солдаты стреляют в демонстрантов с красными флагами, рушатся дома, пылают пожары, гибнут люди, и над всем этим царит Смерть – огромный окровавленный скелет, ростом выше домов, с диким воем врывающийся на городские улицы. Эти две картины перекликаются не только через аллегорию, усиливающую образность изображения, но и через композицию картин и идейный смысл: что-то страшное нависло над страной, оно подавляет своей грубой силой и натиском. Оно, это страшное, не считается с каждым отдельным человеком – люди на этих картинах изображены в виде букашек, ничтожно маленьких фигур в сравнении с Большевиком или Смертью.