Общество художников «Бубновый валет»

Н. Гончарова «Кошки»

В 1910 г. в Москве состоялась выставка художников-авангардистов «Бубновый валет». Это довольно эпатажное название выставке дал один из её участников – М.Ф. Ларионов.

Художники этой группы отрицали традиции реалистической живописи, выступали против идейности искусства и провозглашали в искусстве формализм. Что это такое?
Формали́зм – определённая концепция в теории искусства, согласно которой художественная ценность произведения зависит только от его формы. Если это изобразительное искусство, то для формализма очень важны элементы композиции: цвет, линия, изгибы, текстура (напомним, что для реализма главным является содержание произведения). Формалисты считали, что всё необходимое для произведения сосредоточено в нём самом, а причины создания, исторический контекст, обстоятельств жизни создателя и т. д. – это всё не имеет значения. Формализм существовал в современном искусстве с конца XIX до середины XX в.
Философия формализма восходит к древнегреческому философу Платону (между 429 и 427 до н. э.- 347 до н. э.), который считал, что форма вещей включает в себя и их восприятие.
В 1911-1912 гг. на основе выставки образовалось общество художников «Бубновый валет». Основателями и наиболее выдающимися художниками общества были Петр Кончаловский, Илья Машков, Михаил Ларионов, Аристарх Лентулов.
Отрицая традиции академизма и реализма, что же нового в изобразительном искусстве предлагали члены общества «Бубновый валет»?
Они благосклонно относились к творчеству Сезанна, который был ярким представителем постимпрессионизма, также им было близко творчество представителей фовизма и кубизма

Выставка «Бубновый валет» (1910)

Но вернёмся к выставке, которая вызвала довольно противоречивые чувства у зрителей. Многие были шокированы и возмущены увиденным. Это была своего рода «пощечина общественному вкусу». Некоторые композиции даже были сняты с выставки (например, картины на религиозные темы Гончаровой и Лентулова).
Но были и доброжелательные отзывы на эту выставку – например, отзыв Максимилиана Волошина. Вот некоторые выдержки из него.
М. Волошин отмечает, что устроители выставки сделали всё, чтобы привести в неистовство глаз посетителя. Они даже так разместили картины, чтобы «одна картина убивала другую» – в 4 ряда, один над другим, на разном уровне, сопоставляя преимущественно картины непохожие. Волошин отмечает, что человеку присуще возмущаться всем новым, всем непохожим. Но «Валеты» ничего не предприняли для того, чтобы хоть как-то сгладить неожиданности выставки, и в этом он видит их легкомыслие и беспечность.
На следующий день в газетах появились статьи, характеризовавшие художников «шарлатанами», «мошенниками», «подлецами».
Однако сам Волошин нисколько не был шокирован увиденным, хотя считал, что на выставке много эпатажных произведений, подражаний, а также много неверных теорий, заводящих в живописные тупики, но вместе с тем он увидел много действительной талантливости и «веселого ремесла», а главное – молодости.
Особенно он выделил творчество Ильи Машкова, которому «ближе всех знакомы масляные краски, и они ему повинуются». И даже в «Автопортрете и портрете Петра Кончаловского», который возмутил всех посетителей выставки, он сумел увидеть свои живописные достоинства.

Общество художников «Бубновый валет»

И. Машков «Автопортрет и портрет Петра Кончаловского» (1910). Государственный Русский музей (Петербург)
Это один из самых шокировавших публику экспонатов первой выставки объединения. Илья Машков изобразил самого себя и Петра Кончаловского в костюме борцов, с мощными мускулами. Интерьер как будто не соответствует изображённым лицам: справа – пианино с нотами, на пианино книги Сезанна, Хокусаи, а также Библия. Слева – стол со стаканами. В руках у борцов музыкальные инструменты и ноты, а у ног – гимнастические гири.
Волошин увидел в этом портрете всего лишь шарж, как и в других его портретах.

Общество художников «Бубновый валет»

И Машков. Натюрморт с ананасом (1910). Холст, масло. 121 x 171 см
А вот работы И. Машкова в других жанрах он оценил высоко. Особенно его натюрморты: яблоки с ананасом, трактованные в стиле вывесок фруктовой лавки; яблоки и цветы и др., отметив, что «все написаны с тою самой полнотой, какую может выявить из масляных красок только волевая и опытная рука». В полотнах И. Машкова Валошин увидел руку настоящего живописца, задорно жонглирующего своим талантом.

Общество художников «Бубновый валет»

И. Машков «Фрукты на блюде. Синие сливы» (1910). Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея (Москва)
«У А.В. Лентулова этого нет. Он идет по одному пути, а не сразу по нескольким. В этюдах на берегу моря много совсем настоящего воздуха и света. Он ищет гармонизации не в притуплённых красках, а в наивысшем напряжении отдельных тонов, что иногда ему и удается. Он тяготеет к большим пространствам, и колорит его декоративен».

Общество художников «Бубновый валет»

А. Лентулов «Небозвон» (1915). Холст, масло. 97 х 129 см

Общество художников «Бубновый валет»

А. Лентулов «Василий Блаженный» (1913)
«П. Кончаловский – уже не молодой художник. Однако он отличается юношеской восприимчивостью и переимчивостью. Он «пережил» уже много художников и художественных методов и смущает тем, что никогда не знаешь, чего можно ожидать от него».

Общество художников «Бубновый валет»

П. Кончаловский. Натюрморт с красными гладиолусами (1915). Холст, масло. 143 х 121 см. Частная коллекция
М. Ларионова Волошин считает самым наивным и самым непосредственным из всех «Валетов». Особо отличает его картину «Хлеб».

Общество художников «Бубновый валет»

М. Ларионов «Хлеб». Холст, масло. 84×102 см. Частная коллекция (Париж)
Его картины подходят, по мнению Волошина, для вывесок. «В его талантливости есть что-то весело-дурацкое. Стоит только посмотреть на его «Автопортрет» или на «Солдата».

Общество художников «Бубновый валет»

М. Ларионов «Отдыхающий солдат» (1911). Холст, масло. 119 х 122 см. Государственная Третьяковская галерея (Москва)
«Н.С. Гончарова идёт тем же путем, как Ларионов. Только от простоты вывески она дошла до художественной сложности лубочных картин.

Общество художников «Бубновый валет»

Н. Гончарова «Павлин под ярким солнцем» (1911)
В её стилизациях есть непосредственность и свежесть. Этюды её с натуры совсем серьёзны. В религиозных композициях хотя и нет религиозности, но есть декоративная линия. Часто она впадает в нарочитую грубость, ей вовсе не свойственную».

Общество художников «Бубновый валет»

Н. Гончарова «Архангел Михаил» (1910)
Машкова, Лентулова, Кончаловского, Ларионову, Гончарова Волошин считает ядром «Бубнового валета», чему не мешает различие темпераментов. Однако «они не умеют себя ограничивать и недостаточно строго сами себя судят».
Других художников этой группы Волошин охарактеризовал так: осторожный и старательный Моргунов, жеманно упрощенный фон Визен, «переживающий» Ван-Гога А.В. Куприн и угловатый Фальк.
«Чудовищные Бурлюки, за всем злостным шарлатанством не могущие укрыть природной даровитости, и очарованный Пикассо – Такке иллюстрируют и доказывают всею своею живописью афоризм Делакруа о том, что в мире линий существуют три ужаса: прямая, симметрично-волнистая и две параллельных».
Говоря о картинах Явленского и Кандинского, художник отмечает, что «в них, действительно, ни с какой точки зрения ничего нельзя понять, при самом искреннем желании разрешить эти шарады. Но на «ковры» эти сухие линии, напоминающие ломаные полосы железа, снятые во время крушения поезда, не похожи».
Иностранные живописцы, принимающие участие в «Валете», — случайны и не интересны. Говорить о «долговязом» Фоконье или о «маленьком» Глэзе, как о представителях французской живописи, по меньшей мере — было бы легкомысленно».

Состав общества художников «Бубновый валет»

Как уже было сказано, членами объединения были Р. Фальк, А. Лентулов, И. Машков, А. Куприн, П. Кончаловский, Н. Гончарова, М. Ларионов, В. и Д. Бурлюки, Н. Кульбин, К. Малевич и др.
Экспонировались также работы живших в Мюнхене В. Кандинского и А. Явленского, а также зарубежных художников: Ж. Брака, К. Ван Донгена, Р. Делоне, А. Дерена, А. Матисса, П. Пикассо, А. Руссо, П. Синьяка и др.
В выставках «Бубнового валета» участвовали и другие художники, т.к. для участия в выставках было не обязательно входить в объединение: Н.И. Альтман, В.Д. Бубнова, К. Крон, А.Т. Матвеев, А.А. Осмеркин, О.В. Розанова, В. Ходасевич и др.

Дальнейшее развитие объединения

Первоначальный состав «Бубнового валета» был довольно разнообразен, но художников объединяло то, что все они были сторонниками «нового искусства», питали неприязнь к консервативным традициям академизма, передвижничества и даже символизма.
Но в 1912 г. радикально настроенные художники объединения во главе с М.Ф. Ларионовым отделились, устроив самостоятельную выставку «Ослиный хвост». Они более тяготели к примитивизму, кубофутуризму и абстракционизму (братья Владимир и Давид Бурлюки, Наталья Гончарова, Михаил Ларионов, Казимир Малевич и др.).

Общество художников «Бубновый валет»

Д. Бурлюк «Приход весны» (1914)

Общество художников «Бубновый валет»

Н. Гончарова «Ангелы, мечущие камни на город». Государственная Третьяковская галерея (Москва)
Картина написана в стиле примитивизма.
Более умеренные авангардисты остались в «Бубновом валете» и составили его прочное ядро. Их направление можно назвать «русским сезаннизмом», не чужд им был и ранний, «аналитический» кубизм, сохраняющий предметную натурность изображения. Их искусство отличалось своеобразной «натюрмортностью», даже если они не изображали натюрморт. Некоторым из них (Фальку, например) не был чужд и психологизм.

Общество художников «Бубновый валет»

Р. Фальк «Дама в жёлтой блузке (А.К. Бобровская)»
Таким образом, раскол «Бубнового валета» произошел по принципиальным соображениям: отколовшиеся члены объединения «Бубновый валет» обвиняли бубновалетовцев, обратившихся к сезаннизму, в рабском подражании западному искусству, а сами они стали черпать вдохновение из восточного.
Формально группа распалась в 1917 г. В 1925 г. его «коренные» члены создали объединение «Московские живописцы», которое с 1928 г. стало называться «Обществом русских художников». Они постепенно теряли связь с другими авангардными течениями и приняли программу «тематической картины» в духе соцреализма. Хотя в годы «оттепели» их творческий авангардный потенциал всё-таки проявился.