Фёдор Рокотов: портреты

Фю Рокотов. Портрет Струйской

Федор Степанович Рокотов – крупнейший мастер портретной живописи XVIII в. По силе дарования и уровню мастерства Рокотов не уступает самым прославленным западноевропейским портретистам XVIII в.


При этом искусствоведы не могут указать предшественников Рокотова, не могут найти прямых аналогий его творчеству ни в современной ему России, ни в странах Запада. Искусство Рокотова отличается неповторимой оригинальностью, что является загадкой, которую ещё не разгадало искусствоведение.
Очевидно одно: овладев основами европейской живописи, Рокотов не стал подражателем, а сумел развить в своем творчестве своеобразные национальные черты, по-настоящему приблизившись к глубоким истокам национальной художественной традиции.
Творчество Рокотова известно нам лучше, чем его биография. Его роль в развитии русского портретного искусства очень велика.

 

Ф. Рокотов. Портрет В.И. Майкова

Фёдор Рокотов: портреты

Ф. Рокотов. Портрет поэта В. Майкова (1770-е годы). 47×60 см. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея (Москва)

По объективности и психологической точности этот портрет является одним из лучших творений художника.
Что мы знаем о человеке, изображённом на портрете?
Поэт, масон, был близок к либеральным московским кругам, дружил со знаменитым русским просветителем Н. И. Новиковым; вместе с тем, Майков был крупным чиновником: занимал посты товарища московского губернатора, прокурора военной коллегии. Либерализм и мистицизм свободно уживались в нём с реакционностью и административной деятельностью.
Он почти не получил образования, но самоучкой добился некоторой образованности. Имел незаурядный поэтический талант, стал одним из выдающихся московских поэтов. Его творчество было разнообразным, но непоследовательным: высокопарные оды совмещались с грубоватыми «простонародными» баснями; «духовные стихотворения» – с полной солёного юмора «ирои-комической» поэмой «Елисей, или Раздраженный Вакх».
Майкова современники считали человеком властным, своенравным и жестоким, но не лишённым таланта и ума.
Именно эта сложность характера привлекала Рокотова, которому не чужд был психологический анализ.
Художник изображает Майкова в спокойной естественной позе. Никакой торжественности и парадности в портрете не присутствует – Майкова не украшают ордена и ленты, которые в действительности у него были. Рокотова больше всего интересует лицо изображаемого им человека, через которое он передаёт его характер: голова слегка закинута назад, выражая высокомерную и надменную презрительность. Губы чуть улыбаются, но щёки не по возрасту обрюзгли, хотя Майкову в этот момент было всего 37 лет. Перед зрителем – типичный облик русского барина, циничного и чувственного сибарита. Но высокий, открытый лоб и пристальный, немного насмешливый взгляд, в котором очевидны острый ум и твердая воля, говорят о внутренней силе и значительности, присущей этому человеку. Люди высшего света боялись его самого и его острословия и цинизма, а его эпиграммы были настолько язвительными, что после них некоторые боялись выйти в свет.
Майков на портрете Рокотова изображён таким, каким он был в реальной жизни, здесь нет ни сатиры, ни идеализации. Это реалистический портрет.

О художнике

Фёдор Степа́нович Ро́котов (1735?-1808) – русский художник-портретист. Произведений другого жанра у него почти нет.
О нём очень мало известно в истории отечественной живописи.
Родился в тридцатых годах XVIII в. в селе Воронцово, которое сейчас входит в территорию Москвы, в семье крепостных. Начальное художественное образование получил под руководством Л.-Ж. Ле-Лоррена и П. де Ротари, его талант был замечен, и в 1760 г. по распоряжению И. И. Шувалова он был взят в Академию художеств в Петербурге.
Удостоен звания академика (1765 г.) «за оказанный опыт в живописном портретном искусстве» и картину «Венера и Амур». Карьера художника в столице складывалась как будто удачно, но по неизвестной причине он вдруг уезжает в Москву, где остаётся до конца своей жизни.
Творчество Рокотова характеризуется постепенным переходом от рококо к классицизму.
Рассмотрим эти стили в живописи. Характерными чертами рококо являются изысканность, большая декоративная нагруженность интерьеров и композиций, грациозный орнаментальный ритм, большое внимание к мифологии, личному комфорту. Идейная основа стиля – вечная молодость и красота, галантное и меланхолическое изящество, бегство от реальности, стремление укрыться от реальности в пастушеской идиллии и сельских радостях.
Стиль рококо возник во Франции и распространился в других странах: в Италии, Германии, России, Чехии и др. Это относится и к живописи, и к другим видам искусства. В России в эпоху рококо живопись европейского типа только появилась впервые, сменив свою, русскую традицию, иконопись. Это портретная живопись Антропова и Рокотова.
В основе классицизма лежат идеи рационализма. Художественное произведение, с точки зрения классицизма, должно строиться на основании строгих канонов. Интерес для классицизма представляет только вечное, неизменное – в каждом явлении он стремится распознать только существенные, типологические черты, отбрасывая случайные индивидуальные признаки. Эстетика классицизма придаёт огромное значение общественно-воспитательной функции искусства. Многие правила и каноны классицизм берет из античного искусства.
Рокотов первым из русских художников своего времени обратился к духовному миру человека.
Он не любил писать автопортреты, поэтому мы не можем представить его внешнего облика. Почти ничего не знаем о его личной жизни. Известно, что он был популярен как художник в Петербурге: Екатерина II, вступая на престол, поручила ему в 1763 г. написать свой портрет, позировала ему в Петергофе.

Ф. Рокотов. Коронационный портрет Екатерины II (1763)

Фёдор Рокотов: портреты

Ф. Рокотов. Коронационный портрет Екатерины II. Государственная Третьяковская галерея (Москва)
Это парадный портрет. Композиция полотна – профильный поворот сидящей фигуры. Этот прием был достаточно редким для парадного портрета. Величественная осанка Екатерины, ее благородный профиль в сочетании с атрибутами власти и фоном с колонной и драпировкой придают образу идеальный характер императрицы, а величественный жест вносит в портрет черты камерности и динамизм.
Портрет был подарен Екатериной II графу Г. Орлову, который поместил его в Гатчинском дворце.

Ф. Рокотов. Портрет великого князя Павла Петровича в детстве (1761)

Фёдор Рокотов: портреты

Ф. Рокотов. Портрет великого князя Павла Петровича в детстве (1761). Государственный Русский музей (Петербург)
Портрет этот имеет радостный и весёлый подтекст. Дети и животные всегда прекрасны.
Павел изображён в овальной рамке. Цвета портрета яркие, соответствуют детскому состоянию души: светло-красный бархат, голубая лента, белые волосы...
Маленький Павел Петрович приветлив и весел, взгляд его доверчив. В нём чувствуется деликатная тонкость, доброта и жажда привязанности. Но в нём уже чувствуются также печаль и тревога, а зритель ощущает его беззащитность... Это трагическая фигура в нашей истории, в портрете есть предвидение этого. Он пришел к власти с надеждой благих преобразований, но для их осуществления у него уже не было сил – слишком долго ждал он престола, почти 35 лет. Несчастный Павел ничего из им задуманного осуществить уже не мог. Ему этого и не дали сделать.
Но портрет сохранил для нас образ этого обаятельного и чистого душой ребёнка, который ещё не знает о тех страшных испытаниях, которые ждут его впереди...
Самый известная картина Ф.С. Рокотова – портрет Александры Струйской.

Ф. Рокотов. Портрет А.П. Струйской (1772)

Фёдор Рокотов: портреты

Ф. Рокотов. Портрет А.П. Струйской (1772). Государственная Третьяковская галерея (Москва)
На полотне изображена юная женщина, полная пленительной грации. Тонкий овал лица, летящие брови, лёгкий румянец и задумчивый отсутствующий взгляд. В её глазах светятся гордость, душевная чистота, она полна человеческого достоинства. Детали портрета (одежда, украшения) довольно скупы, но именно поэтому всё внимание притягивает её лицо.
Портрет написан переливами цвета и света. Тени переходят в свет, но световые переливы не ощутимы на глаз и поэтому создают легкую дымку. Александра Струйская как бы выходит из тумана, в котором, может быть, сокрыта какая-то тайна, которую хотели видеть в портрете многие поколения зрителей.
Что было известно художнику об этой женщине?
Александра Петровна Струйская (в девичестве Озерова) – вторая жена богатого пензенского помещика Николая Струйского, его портрет Рокотов написал тоже в 1772 г. Ей только 18 лет, она первый год замужем.
Существует мнение, что Рокотов был влюблен в Струйскую. Впрочем, это могла быть просто красивая легенда, потому что в биографии художника так мало известных фактов (в том числе неизвестно, был ли он вообще женат), что фантазировать можно бесконечно. Да и образ Струйской способствует этой легенде – вряд ли мужское сердце могло устоять перед такой загадочной красотой.
Муж Александры Струйской был поэтом и посвятил своей жене огромное количество стихов. В стихах он называл её Сапфирой, а стихи эти – сплошное объяснение в любви:

Почтить твои красы, как смертный, я немею,
Теряюсь я в тебе... тобой я пламенею.

(Н. Струйский «Элегия к Сапфире»)

С портретом Струйской связаны стихи ещё одного известного поэта, уже XX в. – Николая Заболоцкого, который написал их почти через 200 лет после создания портрета:

Любите живопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.
Ты помнишь, как из тьмы былого,
Едва закутана в атлас,
С портрета Рокотова снова
Смотрела Струйская на нас?
Ее глаза – как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза – как два обмана,
Покрытых мглою неудач.
Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук.
Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Ее прекрасные глаза.

Судьба самой Струйской была не менее счастлива, чем судьба её портрета. Она была счастлива в браке, стала гостеприимной хозяйкой в усадьбе Рузаевка Инсарского уезда Пензенской губернии. Здесь молодожены построили роскошный дом-дворец по проекту самого Ф.Б. Растрелли. Вокруг был столетний парк с тенистыми аллеями и проточными прудами. Александру окружала атмосфера поэзии и красоты. Вечерами восторженный поэт читал ей посвященные стихи. Её всю жизнь согревал пламень любви и поэтического вдохновения мужа.
Их супружеская жизнь длилась 24 года, в 1796 г. Н. Струйский скоропостижно умер. За время их совместной жизни Александра родила 18 детей, из них две пары близнецов, но шестеро из детей умерли в малолетстве.
А.П. Струйская пережила мужа на 44 года. Она взяла на себя все заботы по управлению хозяйством. «Вдова... была женщина совсем других, чем муж, склонностей и характера: тверда, благоразумна, осторожна, – вспоминал поэт князь И.М. Долгоруков, близко знавший семью Струйских, – она соединяла самым хорошим смыслом приятные краски городского общежития, живала в Петербурге, и в Москве, любила людей, особенно привязавшись к кому-нибудь дружеством, сохраняя все малейшие отношения с разборчивостью, прямо примерной в наше время».
Она вырастила порядочными людьми своих детей и многочисленных внуков, «сберегла им пристойно имущество, доставила способы научиться, открыла пути к приязни и уважению многих. Кстати, её внуком был поэт А.И. Полежаев.
Она умерла на 86-м году жизни.

Неразгаданная тайна, как считают искусствоведы, не в Струйской, а в восприятии её художником. Тайна в её портрете – исключительном и загадочном женском образе, созданном великой кистью Рокотова.

Ф. Рокотов. Портрет Николая Струйского (1772)

Фёдор Рокотов: портреты

Ф. Рокотов. Портрет Николая Струйского (1772). Государственная Третьяковская галерея (Москва)
На полотне мы видим худощавое, бледное лицо поэта. Глаза его горят в возбуждении, да и весь портрет написан в движении: плечи развёрнуты вправо, рука отведена в сторону, взгляд направлен на зрителя. В его фигуре и повороте головы чувствуется какое-то беспокойство.
Портрет плохо сохранился, но смытость красочного слоя придала образу многозначность. Портрет интересен контрастностью колорита. Художнику удалось передать напряженную порывистость страстной натуры Н. Струйского. Во многих портретах Рокотова существует некоторая недоговоренность, присутствует она и в этом портрете.
Портреты А. и Н. Струйских воплотили представление художника о нравственном достоинстве просвещенного человека, который отвечал представлениям дворянской интеллигенции о чести, достоинстве, культуре, «душевном изяществе».
До встречи с Александрой поэт уже был женат на своей ровеснице Олимпиаде Балбековой, которая через год после свадьбы умерла от родов. В своих воспоминаниях о первой жене Струйский писал:

Не знающу любви я научал любить!
Твоей мне нежности нельзя по смерть забыть!

Потерявший жену и дочек-близняшек, он уехал в свое поместье Рузаевку и стал жить затворником. И вот однажды там произошла встреча-видение...
Его стихи написаны высоким, витиеватым «штилем», до их смысла добраться не просто, впрочем, это было характерным признаком поэзии XVIII в. Струйский был также издателем. В своем имении он устроил лучшую типографию в России. Он выписал самое совершенное типографское оборудование, заказывал разнообразные шрифты и лучшую французскую бумагу. Книги печатались даже на атласе, на шелке и тафте, используя высококачественные краски. Отдельные экземпляры переплетались в глазет, сафьян и пергамент.
В его типографии работали специально обученные крепостные люди, которых он сам обучил типографскому делу. Лучшие русские граверы резали на медных досках изящные рамки, виньетки, заставки с изображениями масок, стрел, урн, голубей, лир, щитов. К своему издательскому делу он привлёк знаменитых граверов своего времени И.К. Набгольца, Х.Г. Шенберга и Г.И. Скородумова.
Невозможно в одной статье рассказать о всех портретах художника Ф.С. Рокотова, но можно побудить читателей заинтересоваться его творчеством всерьёз.
Художник скончался в Москве 24 декабря 1808 г. Похоронен на кладбище Новоспасского монастыря.