«Медный всадник» Э. Фальконе: история создания

«Медный всадник» Э. Фальконе: история создания 

«Медный всадник» Фальконе – один из самых ярких символов Петербурга.

Этот памятник Петру I на Сенатской площади более известен как «Медный всадник», хотя отлит он не из меди, а из бронзы. Своим названием «Медный всадник» обязан одноимённому произведению А.С. Пушкина. История создания этого известного памятника весьма интересна.

Идея Екатерины II

Увековечить память Петра Великого предложила Екатерина II в самом начале своего правления. Но конная статуя Петра I уже была в Петербурге – это работа итальянского скульптора Б.К. Растрелли. Портретное сходство памятника с оригиналом было очень высоким, т.к. Растрелли ещё при жизни Петра I изготовил модель памятника, сделав восковую маску-слепок прямо с лица императора. В 1747 г. скульптуру отлили в бронзе, но не установили. Вскоре о ней и вовсе забыли (он был установлен только в 1800 г.). Екатерина заброшенный памятник осмотрела, но не нашла его достойным для того, чтобы украсить им столицу. Чем же не понравилась Екатерине статуя работы Растрелли?
Возможно, ответ на этот вопрос покажется вам странным, но всё дело было в моде. Да-да, именно в моде. Ко времени царствования Екатерины II ведущим стилем в искусстве стал классицизм, а памятник создавался в эпоху барокко. Подробнее об этих стилях вы можете прочитать на нашем сайте и узнать о различиях между ними.
Так вот, Екатерина II, олицетворявшая своей деятельностью эпоху Просвещения, хотела более глубокой и современной трактовки монумента.

Выбор пал на Э. Фальконе

В 1765 г. она дала поручение российскому посланнику в Париже, князю Дмитрию Голицыну, найти ей «опытного и талантливого ваятеля». Так выбор пал на Фальконе, которого рекомендовал также и один из её друзей, философ-просветитель Дени Дидро: «Вот гениальный человек, полный всяких качеств, свойственных и несвойственных гению. В нём есть бездна тонкого вкуса, ума, деликатности, прелести и грации... он мнёт глину, обрабатывает мрамор, и в то же время читает и размышляет ... этот человек думает и чувствует с величием».
В 1766 г. Фальконе в сопровождении своей ученицы Мари-Анн Колло отправился из Парижа в Петербург. Ему в это время было уже 50 лет. Дидро напутствовал его такими словами: «Помни, Фальконе, что ты должен или умереть за работой, или создать нечто великое!»
Но это легко сказать! Столько великих памятников уже существует в Европе! А надо не повториться, не подпасть под обаяние античности, избежать изображения Петра в воинских доспехах, спокойно сидящим в знакомой позе на размеренно шагающем коне в окружении аллегорических фигур... Советы поступали со всех сторон, даже Дидро не удержался от этого: «Покажите им Вашего героя... гонящего перед собой варварство... с наполовину распущенными, наполовину заплетёнными в косы волосами, с телом, покрытым дикой шкурой, кидающее свирепый угрожающий взгляд на Вашего героя, страшась его и готовясь быть растоптанным копытами его коня; чтоб я видел с одной стороны любовь народа, простирающего руки своему законодателю, провожающего его взглядом и благословляющего, чтоб с другой стороны я видел символ нации, распростёртый на земле и спокойно наслаждающийся покоем, отдыхом и беспечностью».
Одна только Екатерина поддерживала поиски Фальконе: «Послушайте, киньте... статую Марка Аврелия и плохие рассуждения людей, не смыслящих никакого толку, идите своей дорогой, Вы сделаете во сто раз лучше, слушаясь своего упрямства...»
Когда 5 мая 1768 г. определилось место для памятника – «между Невы реки, от Адмиралтейства и дома, в коем присутствует Правительствующий Сенат» – можно было уже мыслить более конкретно, потому что памятник всегда должен вписываться в окружающее пространство.
Но у Фальконе были уже и свои планы. Ещё в Париже он обдумал проект будущего памятника и сделал первые его эскизы. Он писал Дидро: «Памятник будет выполнен просто. Варварства, любви народной и символа нации там не будет. Пётр Великий сам себе сюжет и атрибут: остаётся только его показать. Героя я представляю не великим полководцем и завоевателем, хотя он и был, конечно, и тем, и другим. Надо показать человечеству более прекрасное зрелище, творца, законодателя, благодетеля своей страны... Мой царь не держит в руке жезла, он простирает свою благодетельную руку над страной, над которой он проносится, он поднимается на эту скалу, которая служит ему основанием, – эмблема трудностей, которые он преодолел. Итак, эта отеческая рука, эта скачка по крутой скале, – вот сюжет, который даёт мне Пётр Великий».
Пришлось размышлять и об одежде, в которой Пётр будет изображён: «Французская одежда к героическому изваянному образу совсем непристойна, стояча и облеписта». Античная и рыцарская одежда «является маскарадом, когда надета на человека, который не был римлянином, и, особенно, когда его изображаешь не в виде воина ... Если это старый московский кафтан, то он мало подходит тому, кто объявил войну бородам и кафтанам. Если же одеть Петра в ту одежду, которую он носил, то она не даст возможность передать движение и лёгкость в большой скульптуре, особенно в конном памятнике. Поэтому костюм Петра – одежда всех народов, всех людей, всех времён – одним словом, костюм героический. Так решил Фальконе.

Змея

«Медный всадник» Э. Фальконе: история создания

Этот важный элемент композиции  памятника также был предметом размышлений и обсуждений Фальконе с Екатериной II. Фальконе утверждал: «Эта аллегория придаёт предмету всю свойственную ему силу, которую он не имел прежде... Петру Великому перечила зависть, это несомненно; он мужественно поборол её... такова участь всякого великого человека. Если бы я когда-либо делал статую Вашего величества, и, если бы композиция это позволила, то я бросил бы зависть внизу пьедестала». Екатерина сомневалась: «Аллегорическая змея ни нравится, ни не нравится мне. Мне хотелось выяснить всевозможные против змеи возражения...». Возражения, как обычно, посыпались со всех сторон. Но когда выяснилось, что змея будет не только символом, но и частью несущей конструкции, Екатерина решила: «Есть одна старинная песня, в которой говорится: если надо, так надо, вот мой ответ касательно змеи».
Через год после прибытия в Петербург Фальконе уже изготовил «малую модель» памятника, которая получила высочайшее одобрение. Началась большая и кропотливая работа над множеством деталей и тонкостей, которые присутствуют в творчестве скульптора: работа с натурщиками, изучение физиологии лошади и т.д.

Скульптурный портрет Петра I

«Медный всадник» Э. Фальконе: история создания

Важной и сложной проблемой оказалось создание точного скульптурного портрета Петра I. Видимо, у Фальконе не очень это получалось, поэтому он поручил выполнить голову императора Мари-Анн Колло, т.к. она была портретистом.

И вот в июле 1769 г. глиняная модель будущего монумента в натуральную величину была готова. Затем её создали в гипсе. Фальконе был доволен и писал другу: «Совершил я свою главную работу! О, если бы приведённый мною к концу памятник достоин был и великого мужа, им изображаемого, если бы памятник этот не постыдил ни художества, ни моего отечества, тогда бы и я мог с Горацием сказать: «Не весь я умру!»
Фальконе пригласил русских художников обсудить недостатки модели, «которые там могут ещё быть, с тем, чтобы по возможности их исправить», после этого модель была выставлена «целые две недели для всенародного зрелища». Конечно, мнения были весьма противоречивыми и разнообразными: и похвалы, и восторженные отзывы, но и критика по самым различным поводам. Критика была нужна Фальконе, но она же доставляла ему и нравственные страдания. Екатерина II старалась его подбодрить: «Смейтесь над глупцами и идите своею дорогою. Таково и моё правило».

Отливка статуи

Обдумывание проекта, изготовление моделей – сложная часть работы, но не менее сложной является и заключительная часть – отливка монумента. Если рассказывать об этом предельно кратко, то процесс этот примерно таков. Модель, сделанную из любого материала (к примеру, из дерева), покрывали слоем глины. Когда глина затвердевала, её разрезали на две половины, разъединяли и вынимали модель. Половинки вновь соединяли и обматывали проволокой. Сверху в этой форме сверлили отверстие и заливали внутрь расплавленную бронзу. Через некоторое время бронза застывала – можно было снимать форму. Так получалась бронзовая фигура. Но если помнить о том, что созданная Фальконе фигура весила 8 тонн и была размером в 5 м, то можно представить себе сложность процесса отливки.
Чтобы статуя была устойчивой, её центр тяжести должен был располагаться максимально низко. Для этого стенки статуи снизу должны быть толстыми и тяжёлыми, а сверху – очень тонкими.
Отливка статуи осуществлялась под руководством литейных дел мастера В.П. Екимова и была закончена в 1778 г.
В процессе литья не обошлось без накладок... Но вот, наконец, работа окончена. На складке плаща Петра I Фальконе оставил надпись: «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1778 года».
А Дидро, посетивший Петербург в 1773-1774 гг. высказался о памятнике и его творце определённо: «... Он колоссален, но лёгок, он мощён и грациозен, его голова полна ума и жизни. Сколько я мог судить, он исполнен с крайнею наблюдательностью, но глубокое изучение подробности не вредит общему впечатлению; всё сделано широко. Ни напряжения, ни труда не чувствуешь нигде; подумаешь, что это работа одного дня. Позвольте мне высказать жёсткую истину. Я знал Вас за человека очень искусного, но никак не предполагал у Вас в голове ничего подобного... Вы сумели сделать в жизни... отрывок великой эпической поэмы».

История Гром-камня

«Медный всадник» Э. Фальконе: история создания

Транспортировка Гром-камня
Обыкновенный пьедестал не был пригоден для памятника, считал Фальконе. А вот огромный камень, который откопали в окрестностях деревни Конная Лахта, водрузили на платформу и по рельсам дотащили до берега Финского залива, а затем на специально сконструированной барже доставили в Петербург – это было то, что нужно.
Представить величину этого камня можно, узнав о таком факте: после того как его извлекли из земли, котлован заполнила вода, и образовался водоём, сохранившийся до настоящего времени – Петровский пруд. Перевозили камень зимой, когда почва подмёрзла и смогла выдерживать тяжесть.

Отъезд Фальконе

К сожалению, ко времени открытия монумента отношения Фальконе с окружением Екатерины испортились настолько, что он вынужден был уехать из Петербурга навсегда, не дождавшись этого события. Он провёл в Петербурге 12 лет, с усердием выполняя этот заказ... и даже не получил приглашения на открытие памятника.

Завершение работы

Академик Юрий Фе′льтен, главный архитектор «Конторы строений Её Императорского Величества домов и садов», завершил работу: удлинил пьедестал, добавив к скале два камня, установил статую на пьедестал, вылил и укрепил модель змея, вымостил вокруг памятника площадь из дикого камня и обнес её решёткой, хотя Фальконе был против ограды: «Кругом Петра Великого не будет никакой решётки – зачем сажать его в клетку?»
Надпись на пьедестале – идея Екатерины II. Она лаконична и глубока по смыслу: «Петру Первому Екатерина Вторая».

Открытие памятника

«Медный всадник» Э. Фальконе: история создания

Этьен Фальконе. Памятник Петру I (1768-1770). Гранит, бронза. Высота 10,4 м. Сенатская площадь (Петербург)
Открытие памятник Петру I стало настоящим праздником.
Сохранилось множество описаний этого зрелищного праздника очевидцами. Иван Бакмейстер: «...Каждый ожидал с удовольствием того дня, в который сей памятник всенародно долженствовал открыться. Её императорское величество соизволила определить к сему празднеству 7 число августа месяца 1782 года... Открытие сего памятника воспоследовало точно сто лет спустя по вступлении на всероссийский престол героя, которому в честь оный воздвигнут. Погода была... сначала пасмурна и дождлива; но, несмотря на сие, стекался народ из всех частей города... тысячами. Наконец, как небо начало просиявать, то зрители стали собираться великими толпами в нарочно сделанные на случай сей галереи. Адмиралтейский вал и все окна около лежащих домов были наполнены зрителями, даже и самые кровли домов были оными покрыты. В полдень тронулись со своих мест определённые к сему торжеству полки под предводительством своих полководцев и заняли показанные им места... Число войска простиралось до 15000 человек... В четвёртом часу соблаговолила её императорское величество прибыть на шлюпке. Скоро после сего явилась монархиня на балконе Сената... В самую ту минуту ограда поверглась без видимых пособий на землю, и изваянный образ Великого монарха явился в высочайшем совершенстве»... По окончании дня был освещён весь город, а особливо Петровская площадь, великим множеством огней».

«Медный всадник» Э. Фальконе: история создания

Открытие монумента Петру Великому. Гравюра А.К. Мельникова с рисунка А.П. Давыдова (1782)
Бессмертное творение Фальконе – одно из величайших произведений скульптуры XVIII в
(В создании статьи использована работа: Каганович, А. Л. Медный всадник. История создания монумента. Л.: Искусство, 1982. Изд.2-е, испр. и доп.)