Исторические и религиозные полотна Николая Ге

Исторические и религиозные полотна Николая Ге

Художник Н. Ге проявил себя в различных жанрах: портретном, историческом, религиозном. Известны также и скульптурные работы мастера.

Огромное впечатление на современников произвела его картина «Пётр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе», которую ещё в мастерской художника купил для своей коллекции известный меценат и коллекционер Павел Михайлович Третьяков. Картина была написана к 1-й выставке передвижников, открытие которой состоялось в Петербурге в ноябре 1871 г. 

Николай Ге «Пётр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе»

Исторические и религиозные полотна Николая Ге

Николай Ге «Пётр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе» (1871). Холст, масло. 135,7 × 173 см. Государственная Третьяковская галерея (Москва). Иногда эту картину называют просто «Царь Петр и царевич Алексей».
Именно в этот период сближения художника с передвижниками в его творчестве стали появляться сюжеты, связанные с российской историей XVIII-XIX вв. К тому же приближалась 200-я годовщина со дня рождения первого русского императора, поэтому сюжет картины был очень актуален. Императору Александру II также очень понравилась эта картина, и для него было написано авторское повторение, которое впоследствии перешло в коллекцию Русского музея.

Историческая основа картины

Одно время (после возвращения из-за границы) Николай Ге увлёкся личностью Петра и результатами его реформ: «Я чувствовал везде и во всем влияние и след петровской реформы. Чувство это было так сильно, что я невольно увлекся Петром и, под влиянием этого увлечения, задумал свою картину «Пётр I и царевич Алексей». На картине изображён момент, когда Пётр I переживал тяжелую драму между сознанием государственного долга и отцовскими чувствами.
Судьба первенца царя Петра сложилась трагически. Молодой царевич Алексей воспитывался в окружении своей матери, боярской дочери Евдокии Лопухиной. Этот старинный боярский род ненавидел Петра I за преобразования.
Да и сам царевич Алексей вырос прямой противоположностью отцу: ему чужды были отцовская энергия, предприимчивость, железная воля. К тому же он был обижен на отца за то, что тот насильно сослал молодую царицу Евдокию в Суздальский монастырь. Так сын Петра I становится не продолжателем отцовских дел, а их врагом и заговорщиком. Он бежал из России, но был возвращён и объявлен преступником. И вот теперь он стоит пред отцом.
На картине изображена не только личная трагедия отца, потерявшего в лице сына наследника-реформатора. Конфликт перерастает уже в историческую трагедию.
Приступая к работе над картиной, Н. Ге должен был определиться, изображает ли он «царя-сыноубийцу», или происки царевича Алексея против отца закономерно делают его государственным преступником, достойным казни. Художнику нужно было встать на какую-то определенную точку зрения. И тогда Н. Ге соединил в себе усилия историка и художника. Работая в Эрмитаже, он изучал живописные и графические изображения Петра I и царевича Алексея. В петергофском Монплезире он побывал в комнате Петра, рассматривал его одежду, личные вещи, потом возвращался в свою мастерскую и начинал делать эскизы и зарисовки.

Описание картины

Царь, сидя за столом, вопрошающим взглядом смотрит на сына. Сын стоит рядом, усталый и с безнадёжно опущенной головой. Зрители понимают, что между отцом и сыном только что произошло бурное объяснение, и Пётр ждет от сына ответа. Царевич в замешательстве потупил взор.
Обе фигуры психологически выразительны. Уже всё сказано, но Пётр надеется на раскаяние Алексея. Тот молчит, опустив глаза, хотя очевидно, что внутренний диалог между ними продолжается. Чем он может окончиться? На это намекает ниспадающая на пол красная скатерть, которая разделяет фигуры отца и сына.
Тщательно выписанные детали картины также несут психологическую нагрузку, характеризуют героев.
Но каким на самом деле был царевич Алексей? Ведь на картине изображён только один момент его жизни? Историк М.П. Погодин так характеризовал царевича: «Это был человек благочестивый, разумеется, по-своему любознательный, рассудительный, расчетливый и добрый, веселый, охотник покутить». Николай Ге, по его словам, сочувствовал несчастной судьбе царевича, когда писал свою картину.
Вряд ли Петр I когда-нибудь допрашивал сына один на один в Петергофе. Вероятнее всего, допросы велись в официальной обстановке. Но художник сознательно противоречит истории и этим усиливает психологизм картины. Противостоят друг другу два мира, две личности со своими убеждениями, два мужественных человека, два противника, а не жертва и победитель, ведь царевич не желает подчиниться воле отца, а значит – он достойный его противник. Спор между отцом и сыном закончен, исход дела известен, но эхо этого спора продолжает звучать и в наши дни – в этом заключена актуальность картины на века.
Картина имела большой успех на Первой выставке передвижников в 1871 г.

Николай Ге «А.С. Пушкин в селе Михайловском»

Исторические и религиозные полотна Николая Ге

Николай Ге «А.С. Пушкин в селе Михайловском»
Эта картина известна всем: она помещена в учебнике литературы, беседы по ней проводятся во время изучения творчества А.С. Пушкина. Поэтому мы не станем подробно останавливаться на её сюжете.
Ссылка в село Михайловское в 1824-1826 гг. была для Пушкина тяжелым испытанием, ему было трудно переносить одиночество в глуши лесов. Это было почти тюремное заключение: ему не разрешалось никуда выезжать, за ним был установлен полицейский надзор. Лишь творчество помогло поэту пережить ссылку и сохранить твердость духа. «Поэзия спасла меня, я воскрес душой», - написал он впоследствии. В это тяжёлое время и навестил его лицейский друг Иван Пущин. В этот свой приезд Пущин сообщил Пушкину о существовании тайного общества декабристов. Пушкин читал ему свои новые стихотворения. Именно этот момент и запечатлен на картине Николая Ге.
Рабочий кабинет поэта. Довольно простая обстановка. На письменном столе творческий беспорядок. То же самое на стуле, на полках и на полу, где лежат и конверт от письма, и какие-то вещи.
Пушкинский темперамент передан в той позе, в которой он изображен: облокотившись о край стола, закинув ногу за ногу, с листками черновиков в одной руке и жестикулируя другой, он читает вслух свои произведения. Пущин сидит в кресле и внимательно слушает друга. А няня Арина Родионовна слушает своего воспитанника с особым умилением.
Радость от встречи друзей передаётся и зрителям картины.

Николай Ге «Что есть истина?» Христос и Пилат

Исторические и религиозные полотна Николая Ге

Николай Ге «Что есть истина?» Христос и Пилат (1890). Холст, масло. 233 × 171 см. Государственная Третьяковская галерея (Москва)
Эта картина написана на евангельский сюжет. На ней изображён эпизод суда прокуратора Иудеи Понтия Пилата над Иисусом Христом, которого обвиняли в покушении на захват власти в Иудее. «Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский?
Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда.
Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.
Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем» (Евангелие от Иоанна. 18: 33, 36-38).
Трудно и даже невозможно было осознать Пилату, что перед ним стоит та самая Истина, о которой он спрашивает. Что бы ни сказал в ответ Христос, Пилат не понял бы Его.

Описание картины

Картина Ге с трудом воспринималась зрителями. Не принимали «такого» Христа: невзрачного, небольшого роста, какого-то внешне забитого, тщедушного. Канонический Иисус известен как совершенный внешне и внутренне человек. Синод не мог одобрить такой образ и распорядился о снятии картины с экспозиции выставки передвижников в 1880 г. Да и многие художники, современники Ге, не приняли картину.
К тому же световое решение картины было, по мнению многих, весьма странным: Иисус стоит в глухой тени, фигуру же Понтия Пилата заливает солнечный свет. Традиционно мрак в художественной культуре символизирует зло, а свет – добро.
Картина выполнена с минимумом изобразительных средств. Сцена разворачивается на фоне простой, практически ничем не декорированной стены. Духовенство возмущало, что Ге осмелился изобразить Господа в лохмотьях, стоящим в тени, измученным и истерзанным. Но ведь так и было на самом деле, художник лишь зафиксировал сцену, ничего не измышляя при этом. Кроме того, следует помнить, что Ге воспринимал библейские образы с нравственно-моральной, а не религиозной точки зрения.
Павел Михайлович Третьяков, всегда первым живо отзывавшийся на новое явление в живописном искусстве и одним из первых приобретавший появившиеся картины, был разочарован новой работой Ге и не хотел покупать её для своей коллекции. Вмешался Лев Толстой: «...Выйдет поразительная вещь: вы посвятили жизнь на собирание предметов искусства, живописи и собрали подряд все для того, чтобы не пропустить в тысяче ничтожных полотен то, во имя которого стоило собирать все остальные. Вы собрали кучу навоза для того, чтобы не упустить жемчужину. И когда прямо среди навоза лежит очевидная жемчужина, вы забираете всё, только не её. Для меня это просто непостижимо, простите меня, если оскорбил вас, и постарайтесь поправить свою ошибку, если вы видите её, чтобы не погубить всё своё многолетнее дело». Уважая мнение Толстого, Третьяков всё-таки купил произведение Ге.

Николай Ге «Тайная вечеря»

Исторические и религиозные полотна Николая Ге

Николай Ге «Тайная вечеря» (1863). Холст, масло. 283 x 382 см. Государственный Русский музей (Санкт Петербург)
Работу над этой картиной Николай Ге начал в Италии, где был на стажировке. Он должен был представить Академии художеств большое программное полотно на историческую, античную или библейскую тему.
Модели для своей картины художник подбирал среди друзей и знакомых: апостола Павла написал с себя, а для образа Христа выбрал лицо Герцена, образы других апостолов находил среди народных лиц.
Произведение отличается глубоким реализмом: тёмная небольшая комнатка, в которой собрались последователи Иисуса, простые рыбаки; маленькое окошечко, сквозь которое синеет небо; простой стол, а не канонический вариант длинного обеденного стола...
Один человек выходит из комнаты – это Иуда. Он на ходу набрасывает плащ. Его силуэт темен и мрачен, черты лица не просматриваются. Остальные апостолы с недоумением смотрят ему вслед: Петр, юный Иоанн, который порывается остановить Иуду. Только Иисус скорбно опустил голову: Он знает, что должно произойти.
За эту работу Николай Ге получил звание профессора Академии художеств. Но Синод запретил делать репродукции с этой картины, т.к. считал трактовку её сюжета неканонической.