Кубофутуризм

Картина Д. Бурлюка

Кубофутуризм – одно из направлений русского авангарда начала XX в. 

Оно соединило в себе кубизм (использование подчёркнуто геометризованных условных форм, в основном в живописи) и футуризм (культ будущего и дискриминацию прошлого вместе с настоящим). Кубизм возник во Франции (Пикассо и Брак), футуризм – в Италии (итальянский поэт Филиппо Маринетти), а кубофутуризм наибольшее развитие получил в России, причём здесь он был особенно популярен как в живописи, так и в поэзии. Кубофутуризм имел и другие названия: Новая эстетика, Русский кубизм. Кубофутуризм просуществовал всего несколько лет – с 1911 по 1916 гг. и являл собой эклектику (соединение разнородных, внутренне не связанных и, возможно, несовместимых взглядов, идей, концепций, стилей). Кубофутуризм стал как бы переходным этапом к крупнейшим направлениям, созданным русским авангардом – супрематизму К. Малевича, конструктивизму В. Татлина, аналитическому искусству П. Филонова и др. Русский кубофутуризм стал совершенно оригинальным явлением, отличаясь радикализмом, постоянно потрясавшим свои собственные основы и выводившим искусство на новые и новые пути. 

Кубофутуризм в живописи

В стиле кубофутуризма в разные периоды своего творчества работали художники К. Малевич, Д. Бурлюк, Н. Гончарова, О. Розанова, Л. Попова, Н. Удальцова, А. Экстер, А. Богомазов и др. О некоторых из них мы расскажем в статьях о соответствующих направлениях в живописи.
В 1910 г. в Москве на Воздвиженке, в доме Экономического общества офицеров состоялась выставка «Бубновый валет», которая и дала название художественному объединению. Выставка пользовалась огромным интересом у публики, но в прессе вызвала неоднозначную реакцию: появилось множество карикатур, фельетонов и язвительных репортажей о выставке.

Кубофутуризм

Михаил Ларионов «Портрет Натальи Гончаровой» (1907)
В художественное объединение «Бубновый валет» вошли художники Р. Фальк, А. Лентулов, И. Машков, А. Куприн, П. Кончаловский, Н. Гончарова, М. Ларионов, В. и Д. Бурлюки, Н. Кульбин, К. Малевич и др.
Название объединению придумал М. Ларионов в противовес главным художественным направлениям начала XX в. – модерну и символизму. Членам нового объединения казалось, что излишний эстетизм и многозначительность модерна и символизма не соответствует их художественной манере. А в чём же была особенность творчества объединения «Бубновый валет»? В их манере соединялись кубизм, фовизм и традиции русского народного творчества, и прежде всего – лубка, в котором можно было объемность форм на плоскости передать с помощью цвета. Члены «Бубнового валета» считали, что их творчество предназначается не для тонких ценителей искусства, а для всех. Поэтому натюрморты у них были простыми, как вывески в продуктовых лавках, такими же были портреты, пейзажи, бытовые сцены.

Кубофутуризм

К. Малевич «Уборка ржи»
На выставках «Бубнового валета» экспонировались не только работы членов объединения, но и живших в Мюнхене В. Кандинского и А. Явленского, зарубежных художников Ж. Брака, А. Дерена, А. Матисса, П. Пикассо, А. Руссо, П. Синьяка и др.
«Бубновый валет», без сомнения, объединил очень талантливых и уникальных художников. В дальнейшем каждый из них пошёл своим путём, образовав свои направления и утвердив свои неповторимые принципы творчества. Например, М. Ларионов разработал теорию лучизма, В. Кандинский – абстракционизма, К. Малевич – супрематизма. Были и другие, не столь известные, концепции. «Бубновый валет» прекратил своё существование в 1917 г.
Но уже в 1911 г. часть членов объединения (Гончарова, Ларионов, Малевич и др.) организовали самостоятельное объединение «Ослиный хвост», которое просуществовало около 2 лет. Члены «Ослиного хвоста» попытались соединить в своем творчестве все современные достижения живописи с русским народным творчеством: лубком, иконописью, примитивизмом.

Кубофутуризм

Д. Бурлюк «В церкви» (1922)
В марте-апреле 1913 г. в Москве в Художественном салоне на Большой Дмитровке была проведена крупная выставка «Мишень», которую организовал М. Ларионов. На выставке были показаны работы Н. Гончаровой, М. Ларионова, М. Ле-Дантю, К. Малевича, М. Шагала, А. Шевченко и др. Экспонировались также картины художников-самоучек, в том числе Н. Пиросманишвили, для которого эта выставка была единственной прижизненной, детские рисунки, вывески, работы неизвестных художников-примитивистов. Программные положения группы сформулировал М. Ларионов: «...Признание всех стилей, которые были до нас и созданы теперь, как-то: кубизма, футуризма, орфеизма; провозглашаем всевозможные комбинации и смешение стилей. Нами создан собственный стиль «лучизм», имеющий в виду пространственные формы <...> Мы стремимся к Востоку и обращаем внимание на национальное искусство <...> Мы протестуем против рабского подчинения Западу, возвращающему нам наши же и восточные формы в опошленном виде и все нивелирующему...». На этой выставке была представлена первая картина в духе кубофутуризма К. Малевича – полуабстрактная композиция, изображающая геометрические формы, близкие к «машинной» ритмике (цилиндры, конусы и т. д.).

Кубофутуризм

Картина К. Малевича
Наиболее полно искусство кубофутуристов было представлено на двух авангардистских выставках: «Трамвай В» в феврале 1915 г. и «0,10», проходившей в декабре 1915-январе 1916 гг., где Малевич впервые выставил картины в духе супрематизма.

Кубофутуризм

К. Малевич «Утро после грозы»
Художники активно сотрудничали с поэтами-футуристами из группы «Гилея» (А. Крученых, В. Хлебников, Е. Гуро), восприняли от них многие новаторские художественно-эстетические идеи, за это они и получили прозвище «заумные реалисты». Порой их картины отличались абсурдностью и алогизмом, но К. Малевич считал это специфической чертой русского кубизма, утверждая, что «логика всегда ставила преграду новым подсознательным движениям и, чтобы освободиться от предрассудков, было выдвинуто течение алогизма».

Кубофутуризм

К. Малевич «Музыкант»

Кубофутуризм

Д. Бурлюк «Приход весны и лета» (1914)
Таким образом, кубофутуризм в живописи можно считать предшественником дадаизма и сюрреализма.
Современные художники также пишут картины в стиле кубофутутризма.

Кубофутуризм

В. Кротков «Портрет В. Маяковского» (2012)

Кубофутуризм в литературе

Первой русской футуристической группой была группа «Будетляне», позднее превратившаяся в движение кубофутуристов.
Термин был образован от слова «будет» Велимиром Хлебниковым. Первоначально этот термин подчёркивал самобытность русского футуризма, который не повторял полностью положения Филиппо Маринетти, идеолога европейского футуризма. Будетлянство считало себя независимым явлением, продиктованным временем.
К будетлянам относились поэты Велимир Хлебников, Давид Бурлюк, Василий Каменский, Владимир Маяковский, Алексей Кручёных, а также художники Николай Кульбин, Казимир Малевич; композиторы Михаил Матюшин, Артур Лурье.

Кубофутуризм

Бенедикт Лившиц
Летом 1910 г. будетляне во главе с Давидом Бурлюком стали называть себя группой «Гилея», это название русской литературно-художественной группы кубофутуристов было предложено поэтом Бенедиктом Лившицем.

Кубофутуризм

Давид Бурлюк
Группа «Гилея» была наиболее громкой из всех футуристических групп. Она имела своё издательство «ЕУЫ», её представители участвовали во многих литературных диспутах, пропагандируя левое искусство. Группа выпустила альманахи: в 1913 г. «Пощечина общественному вкусу», «Садок судей 2», «Требник троих», «Трое», «Дохлая луна»; в 1914 г. «Молоко кобылиц», «Затычка», «Рыкающий Парнас», «Первый журнал русских футуристов»; в 1915 г. «Весеннее контрагентство муз», «Взял».

Кубофутуризм

Елена Гуро
К поэтам-кубофутуристам относились Велимир Хлебников, Елена Гуро, Давид и Николай Бурлюки, Василий Каменский, Владимир Маяковский, Алексей Кручёных, Бенедикт Лившиц. Многие из них работали и как художники.

Кубофутуризм

Д.Бурлюк «Портрет поэта-футуриста Василия Каменского» (1917)
Творчество «Гилеи» было во многом близко художникам «Бубнового валета», «Ослиного хвоста», «Мишени». «Гилея» вместе с объединением художников «Союз молодёжи» организовала театр «Будетлянин», где поставили трагедию «Владимир Маяковский» с автором в главной роли (художники П. Филонов и О. Розанова) и оперу А. Кручёных «Победа над солнцем» (художник К. Малевич, музыка М. Матюшина).
Члены литературно-художественной группы «Гилея» выделялись и своим вызывающим поведением, внешним видом. Здесь можно вспомнить знаменитую жёлтую блузу Маяковского, пучки редиски и деревянные ложки в петлицах, раскрашенные лица, эпатажные выходки во время выступлений. Манифесты их вызывали скандал, а с литературными оппонентами они были резки и непримиримы.

Кубофутуризм

В. Маяковский
Особенно намеренно скандальным было название «Пощечина общественному вкусу». В нём звучали призывы «сбросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч., и проч. с парохода современности». Но в то же время в этом манифесте высказывались идеи о путях дальнейшего развития искусства. В чём-то их бравада была чисто внешней, т.к. Хлебников объяснял фразу о Пушкине так: «Будетлянин – это Пушкин в освещении мировой войны, в плаще нового столетия, учащий праву столетия смеяться над Пушкиным XIX века».
Но публикация «Пощечины» была воспринята общественностью в основном отрицательно, как факт безнравственности и дурного вкуса.

Кубофутуризм

М. Ларионов «Портрет В. Хлебникова»
В. Хлебников активно занимался революционными преобразованиями в области русского языка. Он писал: «Найти, не разрывая круга корней, волшебный камень превращенья всех славянских слов одно в другое, свободно плавить славянские слова – вот мое первое отношение к слову. Это самовитое слово вне быта и жизненных польз. Увидя, что корни лишь призраки, за которыми стоят струны азбуки, найти единство вообще мировых языков, построенное из единиц азбуки, – моё второе отношение к слову».
Хлебников стремился расширить границы языка и его возможности, работал над созданием новых слов. Согласно его теории, слово лишается смыслового значения, приобретая субъективную окраску: «Гласные мы понимаем, как время и пространство (характер устремления), согласные – краска, звук, запах». Одни поэты производили новые слова из старых корней (Хлебников, Каменский, Гнедов), другие раскалывали их рифмой (Маяковский), третьи с помощью стихотворного ритма придавали словам неправильные ударения (Крученых). Все это вело к депоэтизации языка.
За синтаксическими смещениями начали возникать смещения смысловые. Это проявлялось в нарочитой нестыковке фраз, в замене необходимого по смыслу слова противоположным ему по значению.

В. Хлебников «Кузнечик»

Крылышкуя золотописьмом
Тончайших жил,
Кузнечик в кузов пуза уложил
Прибрежных много трав и вер.
«Пинь, пинь, пинь!» — тарарахнул зинзивер.
О, лебедиво!
О, озари!

Футуристы применяли фигурное построение стиха, где активно использовалась приемы рифмовки не конечных, а начальных слов, а также внутренние рифмы или способ расположения строк «лесенкой». Иногда это конструирование слов доходило до абсурда. Особое значение они придавали словотворчеству, «самовитому слову». В программной статье «Слово как таковое» были приведены заумные строки:
Дыр бул щыл убешшур
скум вы со бу
р л эз

Их автор, А. Кручёных, утверждал, что «в этом пятистишии более русского национального, чем во всей поэзии Пушкина». Появился всплеск словотворчества, что привело к созданию теории «заумного языка» – зауми.
Заумь явилась одним из основных творческих принципов русского кубофутуризма. В «Декларации заумного языка» В. Хлебников, Г. Петников и А. Крученых так определяли сущность зауми: «Мысль и речь не успевают за переживанием вдохновенного, поэтому художник волен выражаться не только общим языком... но и личным... и языком, не имеющим определенного значения (не застывшим), заумным. Общий язык связывает, свободный — позволяет выразиться полнее. Заумь пробуждает и дает свободу творческой фантазии, не оскорбляя ее ничем конкретным».
Футуристы создали целый ряд неологизмов, которые всё-таки не вошли в живой разговорный язык. Хлебников от основы глагола «любить» создал 400 новых слов, но ни одно из них не вошло в поэтический обиход.
А вот его стихотворение «Заклятие смехом»:

О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!
Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно,
О, засмейтесь усмеяльно!
О, рассмешищ надсмеяльных — смех усмейных смехачей!
О, иссмейся рассмеяльно, смех надсмейных смеячей!
Смейево, смейево,
Усмей, осмей, смешики, смешики,
Смеюнчики, смеюнчики.
О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!

В 1914 г. началась Первая мировая война, и группа «Гилея» прекратила своё существование как единая группа. Ее члены пошли каждый своим путем. Многие футуристы покинули Москву и Петроград, скрываясь от призыва, либо, напротив, попав на фронт. Интерес к футуризму стал падать. Но сейчас уже можно сказать с уверенностью, что это искусство испытание временем выдержало.