«Могучая кучка»

«Могучая кучка»

Так называлось творческое содружество русских композиторов, сложившееся в конце 50-начале 60-х гг. XIX в.

Были у этого творческого союза и другие названия: «Новая русская музыкальная школа», Балакиревский кружок. Во Франции принято название «Пятёрка» или «Группа пяти» по числу основных представителей содружества. 

О названии содружества

В статье В. Стасова «Славянский концерт г. Балакирева», посвящённой концерту под управлением Балакирева в честь славянских делегаций на Всероссийской этнографической выставке в 1867 г., в заключение было высказано пожелание, чтобы славянские гости «навсегда сохранили воспоминания о том, сколько поэзии, чувства, таланта и умения есть у маленькой, но уже могучей кучки русских музыкантов». Так и закрепилось за сообществом название «Могучая кучка».
А название «Новая русская музыкальная школа» было выдвинуто самими членами «Могучей кучки», т.к. они считали себя последователями и продолжателями дела старших мастеров русской музыки М.И. Глинки и А. С. Даргомыжского.

Идеологическая направленность «Могучей кучки»

Вторая половина XIX в. в России отмечена демократическими движениями во всех областях жизни и искусства. Достаточно вспомнить журнал «Современник», «Артель художников», «Товарищество передвижных художественных выставок», противопоставившее себя официальному курсу Академии художеств. Этими же идеями руководствовалась и «Могучая кучка», решительно выступая против косной академической рутины, отрыва от жизни и пренебрежения современным требованиями и ратуя за национальное направление в русской музыке.

Состав

В «Могучую кучку» входили М. А. Балакирев, А. П. Бородин, Ц. А. Кюи, М. П. Мусоргский, Н. А. Римский-Корсаков. Временно примыкали к ней ещё несколько композиторов, которые впоследствии отошли от занятий композицией.
Фактически данное содружество объединило наиболее талантливых молодых композиторов того времени, кроме П.И. Чайковского, который не входил ни в какие группы.
Руководящее положение в «Могучей кучке» принадлежало М. Балакиреву.

Ми́лий Алексе́евич Бала́кирев (1836-1910)

«Могучая кучка»

М.А. Балакирев – русский композитор, пианист, дирижёр. Родился в бедной дворянской семье. Первоначальные уроки игры на фортепьяно получил от матери, но вскоре она умерла. Учился у других педагогов в частном порядке. Специального музыкального образования не имел, но достиг успехов в композиторской деятельности благодаря постоянному самообразованию. Впрочем, ни один из начинающих композиторов, вошедших в состав «Могучей кучки», не получил специального образования:
В 1853 г. Балакирев поступил на математический факультет Казанского университета, но через год оставил его, чтобы посвятить себя исключительно музыке. К этому времени относятся его первые творческие опыты: фортепианные сочинения, романсы. В Петербурге Балакирев познакомился с М.И. Глинкой, который поддержал его творческое демократическое направление в музыке.
Балакирев скоро завоевал известность в Петербурге в качестве исполнителя, но продолжал сочинять. Он всегда был открыт ко всему новому, жадно тянулся к знаниям, много работал, поэтому, познакомившись с молодыми композиторами, объединил их и возглавил коллектив, известный теперь как «Могучая кучка».
Вместе с Г. Ломакиным в 1862 г. Балакирев основал «Бесплатную музыкальную школу», которая вела оживлённую деятельность. В концертах, устраиваемых школой, вокальными, хоровыми пьесами дирижировал Ломакин, а оркестровыми – Милий Балакирев. В 1866 г. его пригласили в Прагу заведовать постановкой опер М. Глинки «Жизнь за Царя» и «Руслан и Людмила». Благодаря его настойчивости и неустанной энергии они имели огромный успех, в особенности «Руслан и Людмила».
С осени 1867 г. до весны 1869 г. Милий Балакирев дирижировал симфоническими концертами Императорского русского музыкального общества (в 1867 г. вместе с Берлиозом), в которых в основном исполнялись сочинения Берлиоза и Листа, а также оркестровые сочинения русских композиторов: Римского-Корсакова, Бородина, Мусоргского и др. Но в 1870-х годах он был отстранён от руководства, что стало для него сильнейшим потрясением. Он отошёл от музыкальных занятий и начал работать рядовым служащим в магазинной конторе Варшавской железной дороги. В это время он даже готовился уйти в монастырь. Возвращение к музыкальным и общественным делам произошло только в конце 1870-х годов. В 1881 году он вновь возглавил музыкальную школу. В конце жизни заведовал Придворной певческой капеллой.
Композиторская деятельность Балакирева не обширна, но весома. Он написал несколько оркестровых, фортепианных и вокальных сочинений, переложил для фортепиано в две руки «Марш Черномора» из оперы «Руслан и Людмила», «Песня жаворонка» Глинки, увертюру ко второй части «La Fuite en Egypte» Берлиоза, каватину из квартета Бетховена, «Арагонскую хоту» Глинки. В четыре руки переложил ряд произведений: «Князь Холмский», «Камаринская», «Арагонская хота», «Ночь в Мадриде» Глинки.
Из вокальных сочинений Балакирева большой популярностью пользуются романсы и песни «Золотая рыбка», «Приди ко мне», «Введи меня, о ночь, тайком», «Исступление», «Взошёл на небо месяц ясный», «Слышу ли голос твой», «Еврейская мелодия», «Грузинская песня» и др. – всего около 40. Среди других сочинений 2 симфонии (1897; 1908), Сюита для оркестра (1909, не окончена), 2 фортепианных концерта, большое количество фортепианных произведений: соната, мазурки, ноктюрны, вальсы и т. д., издал в 1866 г. «Сборник русских народных песен».

Це́зарь Анто́нович Кюи́ (1835-1918)

«Могучая кучка»

И. Репин. Портрет Ц.А. Кюи
Русский композитор и музыкальный критик, член «Могучей кучки», профессор фортификации, инженер-генерал.
Родился в городе Вильна (современный Вильнюс). Его отец, Антон Леонардович Кюи, был выходцем из Франции, служил в наполеоновской армии, был ранен в 1812 г. под Смоленском и обморожен. Остался навсегда в России, где женился, преподавал французский язык в местной гимназии. Старший брат Цезаря, Александр, стал впоследствии известным архитектором.
Музыкой Ц. Кюи начал заниматься рано: в возрасте 5 лет он уже мог подбирать услышанные мелодии. С 10 лет учился игре на фортепьяно. Живший тогда в Вильне Монюшко предложил давать талантливому юноше бесплатно уроки гармонии, продолжавшиеся 7 месяцев.
Окончил Главное инженерное училище, а затем Инженерную академию. Участвовал в Русско-турецкой войне в 1877 г., производя обзор фортификационных работ, участвовал в укреплении русских позиций под Константинополем. Первым среди русских инженеров предложил применение бронебашенных установок в сухопутных крепостях. Он приобрёл большую известность как профессор фортификации и как автор выдающихся трудов по этому предмету. Был приглашён для чтения лекций по фортификации наследнику престола, будущему императору Николаю II, а также нескольким великим князьям. В 1904 году Ц. А. Кюи был произведен в чин инженер-генерала.
Творческое наследие Ц. Кюи обширно: 14 опер, в том числе «Сын мандарина» (1859), «Вильям Ратклифф» по Генриху Гейне (1869), «Анджело» на сюжет драмы Виктора Гюго (1875), «Сарацин» по сюжету Александра Дюма-отца (1898), «Капитанская дочка» по А.С. Пушкину (1909), 4 детские оперы; произведения для оркестра, камерных инструментальных ансамблей, фортепиано, скрипки, виолончели; хоры, вокальные ансамбли, романсы (более 250), отличающиеся лирической выразительностью, изяществом, тонкостью вокальной декламации. Среди них популярны «Сожжённое письмо», «Царскосельская статуя» на стихи А.С. Пушкина, «Эоловы арфы» на слова А. Н. Майкова и др.
С 1864 г. выступал как музыкальный критик, отстаивая принципы реализма и народности в музыке, пропагандируя творчество М.И. Глинки, А.С. Даргомыжского и молодых представителей «Могучей кучки», а также новаторские течения зарубежной музыки. Часто публиковал разгромные статьи на творчество П.И. Чайковского.

Александр Порфи́рьевич Бороди́н (1833-1887)

«Могучая кучка»

И. Репин. Портрет А. Бородина (1888)
Русский композитор, учёный-химик и медик. Участник «Могучей кучки». Основоположник русского эпического симфонизма.
Александр Порфирьевич Бородин родился в Санкт-Петербурге и был внебрачным ребёнком грузинского князя, поэтому был записан сыном крепостного слуги князя. Получил хорошее домашнее образование.
В детстве обнаружил музыкальную одарённость, в 9 лет написал первое произведение – польку «Helen». Обучался дома игре на музыкальных инструментах: вначале на флейте и фортепиано, а с 13 лет – на виолончели. В это же время создал первое серьёзное музыкальное произведение – концерт для флейты с фортепиано.
В возрасте 10 лет стал интересоваться химией, которая со временем превратилась в дело всей его жизни. Окончив в 1856 г. петербургскую Медико-хирургическую академию, продолжал заниматься химией. Свои познания в области химии совершенствовал в Германии, в Гейдельбергском университете. В сентябре 1860 г. Бородин вместе со своим другом Д. Менделеевым участвовал в международном конгрессе химиков в Карлсруэ, где была признана атомно-молекулярная теория строения вещества.
Ещё во время учёбы в Медико-хирургической академии Бородин начал писать романсы, фортепианные пьесы, камерно-инструментальные ансамбли, чем вызывал недовольство своего научного руководителя Зинина. В 1862 г. он познакомился с композитором Милием Балакиревым и вошёл в его кружок. Там определилась музыкально-эстетическая направленность взглядов Бородина как приверженца русской национальной школы в музыке и последователя М.И. Глинки.
В музыкальном творчестве Бородина отчётливо звучит тема величия русского народа, патриотизма и свободолюбия, совмещающая в себе эпическую широту и мужественность с глубоким лиризмом. Подробнее о творчестве А. Бородина читайте в отдельной статье.

Моде́ст Петро́вич Му́соргский (1839-1881)

«Могучая кучка»

Русский композитор, член «Могучей кучки». В его творчестве проявились русские национальные черты, однако самобытность его таланта при жизни не была в полной мере оценена. Но в начале XX в. его оперы «Борис Годунов» и «Хованщина», цикл фортепианных миниатюр «Картинки с выставки», вокальные циклы «Песни и пляски смерти», «Детская» и другие сочинения были признаны шедеврами мирового музыкального искусства.
Мусоргский происходил из старинного дворянского рода. До 10-летнего возраста Модест и его старший брат Филарет получали домашнее образование. В 1856 г. окончил Школу гвардейских подпрапорщиков, где глубоко изучил греческую, католическую и протестантскую церковную музыку. Служил в лейб-гвардейском Преображенском полку, в эти годы познакомился с А.С. Даргомыжским, потом служил в других военных ведомствах.
К моменту вступления в музыкальный кружок Балакирева Мусоргский был образованным и эрудированным русским офицером, свободно читал и изъяснялся на французском и немецком языках, разбирал латынь и греческий. Балакирев побудил Мусоргского серьёзно заняться музыкой.
Подробнее о творчестве М. Мусоргского. Здесь же речь в основном о его деятельности в содружестве «Могучая кучка». Когда в 1870-е годы начался постепенный развал содружества, Мусоргский это переживал очень болезненно, он воспринял его даже как измену русской идее и писал В. Стасову так: «Без знамени, без желаний, не видя и не желая видеть вдаль, корпят они над тем, что давно сделано, к чему их никто не зовет <...> Могучая кучка выродилась в бездушных изменников; «бич» оказался детской плёточкой». Но главное, что фактически его погубило, было неприятие его новаторства со стороны людей, которых он считал близкими друзьями: Балакирева, Кюи, Римского-Корсакова. Вот что он писал по этому поводу А.А. Голенищеву-Кутузову: «На первом показывании 2-го действия «Сорочинской ярмарки» я убедился в коренном непонимании музыкусами развалившейся «кучки» малорусского комизма: такою стужей повеяло от их взглядов и требований, что «сердце озябло», как говорит протопоп Аввакум. Тем не менее я приостановился, призадумался и не один раз проверил себя. Не может быть, чтобы я был кругом не прав в моих стремлениях, не может быть. Но досадно, что с музыкусами развалившейся «кучки» приходится толковать через «шлагбаум», за которым они остались».
Он заболел, пристрастился к алкоголю и умер в Николаевском военном госпитале в Петербурге, куда был помещён 13 февраля после приступа белой горячки.

Никола́й Андре́евич Ри́мский-Ко́рсаков (1844-1908)

«Могучая кучка»

Русский композитор, педагог, дирижёр, общественный деятель, музыкальный критик; участник «Могучей кучки».
Римский-Корсаков является автором 15 опер, 3 симфоний, симфонических произведений, инструментальных концертов, кантат, камерно-инструментальной, вокальной и духовной музыки. Подробнее о его творчестве читайте в отдельной статье.
Родился в городе Тихвин Новгородской губернии в дворянской семье, известной своими традициями службы на флоте. Получил домашнее образование, в том числе музыкальное. Учился в Морском кадетском корпусе, где по-настоящему увлёкся музыкой.
В 1862 г. умер отец, и семья Римских-Корсаковых переехала в Санкт-Петербург. В том же году он познакомился с композитором Милием Балакиревым и стал членом его кружка. Обратившись под влиянием Балакирева к славянским народным мелодиям, Римский-Корсаков придерживался в музыке национального колорита, что и в дальнейшем будет характеризовать большую часть его творчества.

«Могучая кучка»

И. Репин. Портрет В. Стасова

Тесно с «Могучей кучкой» был связан В. Стасов, он сыграл важную роль в выработке общих идейно-эстетических позиций сообщества, в формировании и пропаганде творчества отдельных её членов. С 1864 г. систематически выступал в печати Кюи, музыкально-критическая деятельность которого во многом отражала взгляды и тенденции, присущие всей «Могучей кучке». Эти позиции находят отражение и в печатных выступлениях Бородина, Римского-Корсакова.
Собрания сообщества протекали всегда в очень оживлённой творческой атмосфере, они часто встречались с писателями А. Григоровичем, А. Писемским, И. Тургеневым, художником И. Репиным, скульптором М. Антокольским.
В 70-х годах «Могучая кучка» как сплочённая группа перестала существовать. Отчасти это было вызвано тяжёлым душевным кризисом Балакирева и его отходом от активного участия в музыкальной жизни. Но главная причина распада «Могучей кучки» – во внутренних творческих расхождениях.
Центр кучкистской деятельности и идеологии переместился в классы Петербургской консерватории, где преподавал Римский-Корсаков, а с середины 1880-х годов в «беляевский кружок», где Римский-Корсаков в течение почти 20 лет был признанным главой и лидером.
Митрофан Петрович Беляев (1836-1903) был русским лесопромышленником, музыкальным издателем и меценатом, объединившим многих выдающихся музыкантов. С 1884 г. Беляев устраивал у себя дома в Петербурге еженедельные музыкальные вечера камерной музыки, положившие начало объединению выдающихся музыкальных деятелей, в дальнейшем известного как Беляевский кружок.

«Могучая кучка»

И. Репин. Портрет М.П. Беляева (1886)
Со второй половины 80-х годов в составе беляевской «Могучей кучки» появляются другие музыканты (А. Глазунов, Н. Соколов). Новый состав кружка определил и новое лицо «послекучкистов»: гораздо более ориентированное на академизм и открытое множеству влияний, прежде в рамках «Могучей кучки» считавшихся недопустимыми. Беляевцы испытывали на себе массу «чуждых» воздействий и имели широкие симпатии, начиная от Вагнера и Чайковского, и кончая «даже» Равелем и Дебюсси. Но, хотя беляевский кружок и был преемником «Могучей кучки», он не представлял уже собой единого эстетического целого, руководствующегося единой идеологией.
Многие русские композиторы конца XIX-первой половины XX вв. продолжали традиции «Могучей кучки»: Антон Аренский, Александр Глазунов, Александр Гречанинов, Василий Золотарёв, Михаил Ипполитов-Иванов, Василий Калинников, Анатолий Лядов, Сергей Ляпунов, Николай Черепнин и др.

В чём заслуга композиторов-«кучкистов»?

Главным их принципом были народность и национальность. Тематика их творчества связана преимущественно с образами народной жизни, исторического прошлого России, народного эпоса и сказок, древними языческими верованиями и обрядами.
Наиболее радикальным членом «Могучей кучки» был Мусоргский. Он с огромной силой воплотил в музыке образы народа. Народно-освободительные идеи 60-х гг. получили отражение в творчестве и других композиторов этой группы: увертюра «1000 лет» Балакирева, написанная под впечатлением статьи А. Герцена «Исполин просыпается»; «Песня тёмного леса» Бородина; сцена веча в опере «Псковитянка» Римского-Корсакова. Вместе с тем у них проявлялась тенденция к известной романтизации национального прошлого. В древних, исконных началах народной жизни и мировоззрения они стремились найти опору для утверждения своего идеала.
Одним из важнейших источников творчества для композиторов «Могучей кучки» служила народная песня. Их принципы обработки народных песен отразились в сборнике Балакирева «40 русских народных песен», составленном Балакиревым на основе записей, сделанных во время поездки по Волге с поэтом Н. В. Щербиной в 1860 г. Много внимания уделял собиранию и обработке народных песен Римский-Корсаков.
Они проявляли также интерес к фольклору других народов, особенно восточных. «Кучкисты» разрабатывали в своих произведениях интонации и ритмы народов Востока, тем самым способствуя возникновению у этих народов собственных национальных композиторских школ.
Творческая деятельность «Могучей кучки» – важный этап в развитии русской музыки. Опираясь на традиции Глинки и Даргомыжского, композиторы-«кучкисты» обогатили её новыми завоеваниями, особенно в оперном, симфоническом и камерном вокальном жанрах. «Борис Годунов» и «Хованщина» Мусоргского, «Князь Игорь» Бородина, «Снегурочка» и «Садко» Римского-Корсакова принадлежат к вершинам русской оперной классики.
Бородин и Балакирев стали создателями русского национально-эпического симфонизма. Римский-Корсаков был непревзойдённым мастером оркестрового колорита.
В своём новаторстве «Могучая кучка» сближалась с передовыми представителями западноевропейского музыкального романтизма: Р. Шуманом, Г. Берлиозом, Ф. Листом, хотя в отношении некоторых композиторов они проявляли черты негативизма и предвзятости: например, к итальянской опере или к творчеству Р. Вагнера.
В русской музыкальной жизни 60-х гг. «Могучей кучке» противостояло академическое направление, центрами которого были Русское музыкальное общество и Петербургская консерватория во главе с А. Г. Рубинштейном. Справедливо критикуя «консерваторов» за чрезмерный традиционализм и порой непонимание национальных путей развития русской музыки, деятели «Могучей кучки» недооценивали значения систематического профессионального музыкального образования. С течением времени острота противоречий между этими двумя группировками смягчалась, они сближались по ряду вопросов. Так, Римский-Корсаков в 1871 г. вошёл в состав профессоров Петербургской консерватории.